В мире

Следующая остановка «американского экспресса демократии» - Душанбе?

Перед выборами президента Таджикистана в стране активизировались западные НПО и прозападное лобби
В Таджикистане скоро состоятся выборы

В Таджикистане скоро состоятся выборы

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Не успели еще отшуметь страсти после выборов президента Белоруссии, как менее чем через месяц избиратели еще одного государства на постсоветском пространстве пойдут к избирательным урнам. Речь о Таджикистане, где 11 октября с подавляющей вероятностью в очередной раз на выборах победит действующий президент Эмомали Рахмон, что, скорее всего, вызовет определенный протест части общества, пусть и не сравнимый с происходящим последний месяц в белорусских городах.

БЬЮТ ПО ДУШАНБЕ, МЕТЯТ - ПО ПЕКИНУ

И дело здесь не только в том, что Таджикистан испытывает как традиционные трудности в экономике, так и должен преодолевать новые, порожденные пандемией коронавируса, в силу чего денежные поступления от местных гастарбайтеров, выехавших на заработки преимущественно в Россию, уменьшились, а само их число сократилось. Нет, в самой республике давно и систематически работают «засланные казачки» и фактически завербованные ими активисты «гражданского общества», число которых год от года растет.

И за многими из них стоят структуры из США. Да, Таджикистан интересен своим расположением в Средней Азии и сам по себе, но США заинтересованы в установлении в стране проамериканского марионеточного режима еще и по другой причине. В последнем докладе Пентагона Конгрессу США, датированном 1-м сентября, американское военное ведомство фиксирует новую угрозу интересам Штатов в регионе. И эта угроза – сотрудничество Китая и Таджикистана. «В последние годы объемы китайской помощи Таджикистану в области безопасности резко возросли. В частности, Пекин пообещал отремонтировать несколько десятков сторожевых постов вдоль границы с Афганистаном. В то же время Душанбе попадает во все большую зависимость от Китая: более $1,2 млрд (40% государственного долга Таджикистана) - обязательства перед КНР», - отмечается в докладе. Особый акцент делается на том, что Пекин «стремится создать более развитую инфраструктуру баз и логистику за пределами своих границ, что позволит Народно-Освободительной армии Китая (НОАК) проецировать военную мощь на бОльшие расстояния». Таджикистан в докладе упоминается в качестве одной из 12 стран, которые НОАК, «скорее всего, рассматривала» как вариант» для размещения своих баз за пределами Китая. В 173-страничном докладе Пентагона Таджикистан упоминается сразу в нескольких разделах, и все в связи с угрозой, которые несет Вашингтону в этом регионе КНР.

Председатель правящей партии Китая и президент Таджикистана

Председатель правящей партии Китая и президент Таджикистана

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Пекин стал сильным раздражителем для Вашингтона, конкурируя с ним на равных, а зачастую и превосходя, поэтому по ту сторону Атлантики испытывают к Китаю «такую неприязнь», что даже, как говорилось в фильме «Мимино», «кюшать не могут». И готовы сделать так, чтобы эту угрозу ликвидировать. Понятно, что воздействовать на КНР США не могут в той степени, в какой готовы делать это с Душанбе. И потому неудивительно, что для достижения своих целей США и действующий с ними в унисон Евросоюз активно используют весь инструментарий, начиная от попыток формирования в Таджикистане своей «пятой колонны» в лице подконтрольных НПО и так называемого правозащитного движения и заканчивая откровенным прессингом таджикских чиновников в ходе двусторонних контактов.

«Западники» традиционно обещают предоставить Таджикистану крупную финансовую помощь, естественно, декорируя обещания стремлением «сделать республику более стабильной и процветающей». В реальности вся забота американцев о «процветании» Таджикистана сводится к периодическим подачкам на «охрану границ» и на другие «точечные» проекты, как правило, имеющие лишь пропагандистский характер. Но даже эта символическая «поддержка» практически всегда сопровождается такими обременениями, которые преследуют цель поставить республику в полную зависимость от США не только во внешней, но и во внутренней политике.

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

СОРОС И КОМПАНИЯ

Несмотря на меры по ограничению финансирования из-за рубежа деятельности работающих в республике НПО, их количество и усилия по проведению в стране политики «мягкой силы» Запада лишь увеличиваются.

Сейчас в небольшом Таджикистане работают около 2500 НПО, из которых почти полторы сотни являются международными структурами или их местными подразделениями. Как всегда на постсоветском пространстве, наибольшей активностью отличаются американские, в том числе «Совет по международным исследованиям и обменам» (IREX), Институт «Открытое общество» Сороса, Internews Network и так далее. По линии западных НПО в республику поступают гранты, стипендии, финансовая помощь гуманитарным проектам.

Но все это лишь прикрывает те потенциальные угрозы, которые эти инструменты влияния Запада несут в себе государственной безопасности Таджикистана. И все это сопровождается регулярными обвинениями властей Таджикистана в попрании прав человека и преследовании инакомыслящих. Конечно же, одни из главных и самых «тяжких обвинений» - в препятствовании деятельности тем самым иностранным НПО внутри страны.

И, безусловно, один из главных приоритетов их деятельности – дискредитация выборов. Можно вспомнить, как после прошедших 1-го марта сего года парламентских выборов в Таджикистане то же «Радио Свобода» и представители «свободной прессы» в один голос и как по команде заявили, что по части избирательных процедур в Таджикистане «нарушено все, что только можно». Но та же «свободная пресса» и прочие СМИ «цивилизованного мира» совершенно не говорят о тяжелой ситуации, в которой руководство республики осуществляет свою деятельность, и не сообщают ни о проводимой им борьбе с терроризмом и экстремизмом, ни об усилиях по налаживанию стабильности в регионе.

Совместные военные учения "Центр - 2019" в Таджикистане, в которых принимают участие Россия, Казахстан и Таджикистан.

Совместные военные учения "Центр - 2019" в Таджикистане, в которых принимают участие Россия, Казахстан и Таджикистан.

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Двуличность американской политики в регионе доказывает хотя бы тот факт, что в условиях пандемии коронавируса американцы первоначально пообещали безвозмездную помощь в борьбе с этой напастью. Но на деле региональный Центр США по контролю и профилактике заболеваний продвигает инициативу по созданию во всех странах Центральной Азии «центров чрезвычайных операций», обосновывая это необходимостью «координации усилий». Если же вспомнить, что еще одна мощнейшая американская государственная организация – Агентство США по международному развитию (USAID) – не один год реализует в медицинских НИИ Таджикистана за счет предоставляемых им средств весьма специфические исследовательские программы с не самыми прозрачными целями, становится понятно, что за счет этого Вашингтон стремится обеспечить свое долгосрочное присутствие в сферах, критически важных для национальной безопасности и жизни населения Таджикистана.

11 октября таджикские избиратели из пяти претендентов (напомним, ЦИК республики зарегистрировал 5 кандидатов: действующий президент Эмомали Рахмон, выдвинутый Федерацией независимых профсоюзов, Союзом молодежи и Народно-демократической партией; Рустам Латифзода от Аграрной партии; Абдухалим Гаффорзода, представляющий Социалистическую партию; Рустам Рахматзода, выдвинутый Партией экономических реформ, и Миродж Абдуллоев от Коммунистической партии) изберут главу государства на следующие 7 лет.

В том, что президентом станет Эмомали Рахмон, единогласно признаваемой всеми фаворит нынешней кампании, ни у кого сомнений нет. Как нет сомнений и в том, что США вместе с ЕС продолжат усилия по формированию в республике прозападного лобби в государственном аппарате и силовых структурах. При внешне демонстрируемом благожелательном отношении к руководству и лично Рахмону, при малейшей возможности прихода к власти более лояльных по отношению к нему сил, Запад не откажется от этого варианта. И в наибольшей степени его устроит дестабилизация страны и региона, чтобы в ситуации «управляемого хаоса» (а в Вашингтоне все еще полагают, что могут им управлять) создать такую напряженность, чтобы Россия и Китай тратили еще большие ресурсы на укрепление своей и региональной безопасности.