2017-08-16T16:23:45+03:00

Кто такие помещики XXI века и зачем нужно разводить диких лошадей

Спецкоры "КП" Дмитрий Стешин и Виктор Гусейнов отправились вниз по Волге на надувной лодке. Глава 5, в которой наши путешественники угодили в берлогу русского гостеприимства
Поделиться:
Комментарии: comments59
Путешественники оказались в эпицентре гостеприимства новых помещиков 21-го века.Путешественники оказались в эпицентре гостеприимства новых помещиков 21-го века.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Говорят, на Западе действует социальный закон «пяти рукопожатий», утверждающий, что через несколько знакомых ты можешь лично выйти хоть на Трампа, хоть на мать-королеву. Здесь, на Волге, работает «закон пары звонков хорошим людям». И сразу же «найдутся нужные человечки, подскочат кабанчиком – обкашлять проблему, обнимаю, на цифрах, братан!».

Не доезжая доброй полусотни километров до Старицы, экспедиция "КП" оказалась в затруднительном положении – у нас почти закончился бензин, двигатель не держал обороты (как выяснилось позже – нить от браконьерского самолова намоталась на вал винта). Рычаг переключения скоростей «вперед-нейтраль-назад» хотел от нас чего-то странного. А вот нормально работать он не хотел. Год назад один из участников «комсомольского» тура на электричках Москва-Владивосток Володя Ворсобин серьезно помог одному старицкому фермеру. Поэтому, когда второй участник электротура, Витя Гусейнов, оказался в затруднительном положении уже в новом безбашенном путешествии, последовал телефонный звонок.

Скорость передвижения по реке заметно снизилась из-за поломки мотора - отдельное "спасибо" за это браконьерам. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Скорость передвижения по реке заметно снизилась из-за поломки мотора - отдельное "спасибо" за это браконьерам.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Как в кино

Добрая и отзывчивая социальная среда русской глубинки пришла в необъяснимое движение. У Стешина вдруг зазвонил телефон, абонент с номером, имеющим непонятный префикс, начал четко разруливать:

- Доходите до деревни Дегунино… Де-гу-ни-но, да, я в Москве там тоже рядом живу, на Дмитровской. На левом берегу Волги будет беседка, а на правом – пляжик, за кустами. Там причаливайте. Все решим, не волнуйтесь. Есть прицеп под лодку, все инструменты, за бензином отправим человечка. Ждем.

Местные просторы. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Местные просторы.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

У сцены нашей встречи был аналог в мировом кинематографе, в самой его классической и шедевральной мякотке - Коппола, «Апокалипсис наших дней». Момент, когда полковник Уиллард все-таки добрался по Реке до самих владений полковника Курца. Мы, ошарашенные, смотрели, как нас встречают: на высоком берегу Волги красиво запарковалось несколько военных джипов и квадроциклов. Молча застыли какие-то люди в камуфляжной форме – разглядывали нас, изучали. Самый высокий коротко, но пригласительно взмахнул рукой. Стешин по памяти начал цитировать кусочек монолога мятежного полковника Курца: «Если меня убьют, я хотел бы, чтобы кто-то приехал в мой дом и рассказал сыну обо всем, что я сделал и что видел. Потому что больше всего на свете я ненавижу зловоние лжи. Ты сделаешь это, Уиллард». Витя отложил удочку, юнга оправил спасжилет. Экипаж напрягся.

Колонисты-ушельцы

Секунда, и все чудесно изменилось – десяток сильных рук втащили нашу лодку на берег – даже не ожидая, когда мы из нее вылезем. Зашипели рации, у плавсредства застыл часовой – ему обещали доставить удочку, чтобы не скучал. А нас повезли в гости.

Мы оказались в эпицентре гостеприимства новых помещиков 21-го века. Условно этих людей можно соотнести с дворянством 19 века – почти все из служивых или «государевых людей», но уже в отставке. Живут на земле, занимаются бизнесом и на земле, и в столице. Причем на земле им интереснее.

Заброшенный храм в Дегунино. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Заброшенный храм в Дегунино.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Местные власти на них молятся – при нас, например, просили расчистить дорогу до пожарного водоема. А больше некого тут попросить. Тем более, у «новых помещиков» есть вся техника, а главное – желание что-то сделать для своей земли. Они, как нам показалось, реальные фанаты этих диких мест. Голову оторвут, если эту землю обидишь. Наша теория, о том, что пошла вторая волна заселения опустевших русских земель в «зонах рискованного землепользования» новыми колонистами-ушельцами (от слова "ушёл" - Ред.), ошибочно называемыми «дачниками», вдруг причудливо подтвердилась. А у русских помещиков, как известно, свои причуды. Если заскучают, могут и Волгу цепями перегородить и дорогу перекопать – чтобы гость мимо не проскочил. Мотор всей компании, высоченный парень, которого звали, как и нашего юнгу, Егором, устроил нам экскурсию по деревне:

- Первые люди появились здесь в третьем веке нашей эры. Потом деревня расстроилась, разбогатела. Большинство домов были каменные – у меня толщина стен метра полтора! Биржа лесная была прямо на берегу. Ключ чудотворный, с серебром – до сих пор бьет, сходим к нему. Потом пошли гонения на староверов, их выселили отсюда, и они ушли и с кладбища своих мертвых предков забрали. Вот суровые люди были! В 90-х годах тут жилыми осталось всего три дома. Деревню спас Петя и телевизионщики. Он фанат лошадей, приехал сюда в 80-х годах, на волне кооперации. Страшно поссорился с председателем колхоза. Приехали телевизионщики, сняли фильм про эту ссору. Крутили по Первому каналу. Вся страна узнала. Юрий Никулин подарил Пете коня, его потомки до сих пор в табуне бегают. И люди стали в Дегунино землю выкупать и дома. Сначала – журналисты, потом – художники. Ожила деревня. О! А вон и Петя, пойдем, поздороваемся!

Главный спаситель местной деревеньки - Петя. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Главный спаситель местной деревеньки - Петя.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Петя

Образом Петя был похож на старенького дьячка деревенской церкви, который вышел накосить сена своей ледащей коровенке. Образ дьячка-Пети разрушал отличный кожаный стетсон на голове и какая-то полуковбойская жилетка. А образ ковбоя разрушали галоши на босу ногу и совершенно русская коса – ржавенькая и немного гнутая. Вообще Петя самим своим существованием разрушает любые стереотипы. Петя – заводчик диких лошадей. Вдумайтесь в эту фразу и попробуйте не застонать, обхватив при этом свою закипающую голову передними лапами – вот как сделал Гусейнов!

То есть человек разводит лошадок и делает их дикими. По глухой округе носятся несколько табунов. Зимой сами себе копытят траву, от волков отбиваются, встав голова к голове. Кто пытался кататься, уехал в больницу…

Праведник, наверное

- А я их специально не объезжаю, - говорит нам Петр.

- ?

- Чтобы не воровали их. А воруют – страшно! – Петя в ужасе всплескивает руками. - Цыгане воровали. Но я их быстро догнал, за несколько часов. Хилый цыган-конокрад нынче пошел. Но самым главным вором оказалась девка-лошадница, городская. Толстая, наглая, хитрая – сутки по следу шел. Девка не одна была. Ее сообщница на машине сопровождала, по дороге. Они в лесу полянку нашли, чтобы лошадей прятать. Как нашли – ума не приложу! Поляна среди леса, а к ней – ни одной тропинки. Схрон бандэровский, а не поляна. Там они лошадок и привязали, сортировать хотели. Каких на мясо, каких в конюшни, каких милостыню просить у метро… А я им не дал! Лошадь на воле жить должна, она для воли создана.

И мы, после этой пламенной речи, немного начинаем понимать Петю и его сакральное мироустройство. А наш провожатый, Егор, понял его давным-давно. Петя считает, что лошадь, очень красивое животное. Люди же высаживают цветы и следят, чтобы их не топтали и не выдирали из клумб? А вот Петя «высаживает» в мир лошадей. Делает его красивее. Праведник, наверное…

***

Наконец, наш караван въехал в поместье. Егор-юнга ходил вокруг квадроцикла и смотрел на него влюбленными глазами. Егор-хозяин все понял. Принес из дома шлем, нацепил на юнгу рацию, и сказал:

- Езжай, тезка, не гоняй там сильно.

Тут Стешин-старший вклинился в процесс:

- Сына, ты же знаешь, как легко сломать спинной хребеток, перевернувшись на квадрике?

Егор сделал серьезное лицо, плохо видимое за светофильтром, и серьезно покивал. Убедительно так покивал, поставив отцовское сердце на место. Нас пригласили к столу, стейки с кровью уже истекали соком на блюде… Скорость на нашем моторе, заклинившая в положении «форвард», вал винта, забитый капроновой нитью от браконьерских сетей, кончившийся бензин – все это отступило на второй план. Мы поняли, что в самом лучшем случае уедем отсюда только завтра.

Экспедиция "Комсомольской правды" продолжается! Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Экспедиция "Комсомольской правды" продолжается!Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Продолжение следует.

Примерное количество городов, которые корреспонденты "КП" планируют посетить по ходу экспедиции, и расстояния (в километрах) между ними по воде:

Селижарово - 140 - Ржев - 100 - Старица — 95 - Тверь — 75 - Конаково — 40 - Дубна — 25 - Кимры — 125 — Углич — 115 — Рыбинск — 95 — Ярославль — 85 — Кострома — 310 — Нижний Новгород — 220 Козьмодемьянск — 50 — чебоксары — 145 — Казань — 225 — Ульяновск — 220 — Самара — 455 — Саратов — 400 — Волгоград — 400 — Астрахань

Хотите подсказать самые интересные точки по маршруту экспедиции? Или, может быть, встретиться с нашими репортерами? Позвать их в гости? Ребята ждут ваших звонков и сообщений по телефону и WhatsApp: +7-917-514-32-38

А также писем на почту steshin@kp.ru и сообщений в комментариях к постам в пабликах "КП" в "Фейсбуке" , "ВКонтакте" и "Одноклассниках".

Экспедиция "КП" "Вниз по матушке, по Волге" Глава 2 (читать Главу 1, Главу 2, Главу 3, Главу 4)

О том, для чего все это, о составе и маршруте экспедиции читайте здесь.

 
Читайте также