2017-08-16T16:20:55+03:00

Экспедиция "КП": Испытания музейной культурой Углича и безнадежный общепит

Глава 11, в которой спецкоры "КП" Дмитрий Стешин и Виктор Гусейнов на два дня останавливаются в древнерусском городе, выясняют, откуда здесь такое засилье фотографов и пытаются постичь тайны бизнеса на приезжих [фото]
Поделиться:
Комментарии: comments82
Наши коррепонденты продолжают свое путешествие вниз по Волге...Наши коррепонденты продолжают свое путешествие вниз по Волге...Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Месть Калязину

Говорят, Углич назвали Угличем, потому что Волга в этом месте заворачивает, делает угол. Версия сомнительная – мы видели много волжских углов от места старта «Экспедиции», но другой версии у нас нет.

В конце 20-го века Углич расцвел за счет свое туризма Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

В конце 20-го века Углич расцвел за счет свое туризмаФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Сам город известен с 1148 года – попал в летописи при описаниях междоусобиц смоленской, новгородской и суздальской братвы. В 1591 году здесь произошло самое известное в истории городка событие – злые люди зарезали сына Ивана Грозного, царевича Дмитрия. Вообще, Углич много раз разоряли поляки, татары, литовцы, пожары и моровые язвы. В 19 веке городок пришел в упадок – к нему не провели железнодорожную ветку, в отличие от Калязина. Но в конце 20-го века Углич взял свое туризмом. В этом мы убедились лично.

Утро в Угличе начинается очень рано, сразу после 6 часов. Местные говорят: «просто в это время у нас уже готов завтрак». Первые магазинчики открываются в 8 утра, когда к набережной начинают приставать первые теплоходы с туристами – до 30 штук в день приходят. Это не считая тех туристов, что приезжают своим ходом или на автобусах, идущих по «Золотому кольцу».

Каждый день в Углич приходит до 30 теплоходов с туристами Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Каждый день в Углич приходит до 30 теплоходов с туристамиФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Из-за идущего глобального всероссийского «Фотопарада» все многочисленные гостиницы Углича оказались забиты рассеянными и немного блаженными людьми с «зеркалками». «Экспедиции КП» пришлось утрамбоваться в последний номер люкс на постоялом дворе «Успенский».

В 9 утра Стешин выскочил из номера, чтобы выйти в эфир «Радио КП» и не мешать крепко спящим коллегам. Едва он ступил на угличскую землю, как оказался в людском водовороте из тростей, ходунков, темных очков в черепаховых оправах, фиолетовых париков и клетчатых рубах. Интуристы реально штурмовали часовые магазины - их было штук пять, прямо под окнами нашей гостиницы. Оказывается, в Угличе умудрились сохранить часовое производство. И не просто сохранить, а приумножить, придумать новые бренды и дизайн. Нам никогда бы в голову не пришло, что хай-тековские часы марки «Гепард» делают здесь, в сердце России, а не в Шанхае. И стоят они со всеми возможными накрутками для туристов всего 50 долларов.

Вообще ассортимент и цены поражали. Потолок – «штурманские» хронометры и часы с турбийонами – 30 тысяч рублей. Нижняя планка: 1500- 3000 рублей. Эксклюзив, который по словам продавца, сметают иностранцы – гигантские наручные будильники с решеткой на стекле и надписью «Боевой пловец» - 11 тысяч. Туристы бросались на часы, как некормленные, брали сразу по три-пять штук и восторженно что-то кричали по-итальянски друг другу.

Стешин было сунулся в одну лавку, но его быстро выдавило на улицу встречным потоком. Тогда Стешин перешел улицу по наземному переходу – отметив про себя в первый раз вежливость местных водителей. И стал прогуливаться по площади взад-вперед, вместе с какими-то дамами в капорах, кринолинах и корсетах. Потом к Стешину подошел мужчина и сказал – «я ваш читатель в Твиттере, можно сделать с вами селфи?».

«Какой хороший, прекрасный город!» - подумал Стешин, сжираемый гордыней и самолюбием, и вышел в эфир «Радио КП».

Углич известен с 1148 года – попал в летописи при описаниях междоусобиц смоленской, новгородской и суздальской братвы Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Углич известен с 1148 года – попал в летописи при описаниях междоусобиц смоленской, новгородской и суздальской братвыФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Угличские сепаратисты

Гусейнов же, ступив на угличскую землю, сразу исчез. Его закружил другой водоворот — фотографический. На проходящий в этих местах «Фотопарад» приехало огромное количество его коллег по объективу и он тут же отправился обсуждать с ними оперативную обстановку мира современного фотоискусства.

Появился он только на следующий день изрядно помятый говорящий на странном наречии.

- Дмитрий Анатольевичъ! Позвольте вас обызъянить на бутылочку минералки... - выдал он таинственную фразу.

Друзья-коллеги утром того дня подхватили Гусейнова под белы рученьки, закинули в автомобиль и повезли показывать древнюю цивилизацию. Мартыново, а именно так называлось то место, оказалась обычной деревней в нескольких десятках километров от Углича. Магазин, управа, деревенские домики, коровки да курицы.

Мартыново - деревня в нескольких десятках километров от Углича Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Мартыново - деревня в нескольких десятках километров от УгличаФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

От среднестатистических населенных пунктов такого плана ее отличало только одно — в ней не было удручающего духа запустения: домики были выкрашены, козлы ухожены, а местные жители какие-то улыбчивые. Ответ на это стоял на окраине — несколько домов здесь восстановил местный житель и сделал тут музей Кацкарей, выбив на это дело денег в администрации Ярославской области. Хотя даже не восстановил, а скорее сохранил в том виде, в котором они и находились сотни лет назад.

От среднестатистических населенных пунктов Мартыново отличает только одно — в ней нем нет удручающего духа запустения Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

От среднестатистических населенных пунктов Мартыново отличает только одно — в ней нем нет удручающего духа запустенияФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Откуда примоскалили к нам гости дорогие? - выбежала навстречу Гусейнову и компании женщина.

Гусейнов хотел было обидеться, но выяснилось, что именно так на местном наречии звучит термин «приехали». А узнав, что за 450 рублей, которые он заплатил за билет, ему полагается обед, состоящий из щей и картошки из печи — так и вообще порадовался, расплылся в улыбке и погрузился в экскурсию.

Та самая «чекушка» из музея Кацкарей Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Та самая «чекушка» из музея КацкарейФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Дом, по которому он ходил, напоминал ему о детстве, о каникулах, которые он проводил у бабушки на севере. А все древние орудия быта Кацкарей он узнавал и даже вспоминал. В его малолетстве такими же пользовались по прямому, не музейному назначению.

Этот дом местный богатей Чекушкин, построил для своего ценного сотрудника в начале прошлого столетия. Сам же Чекушкин в свою очередь приподнялся на продаже прокипяченой золы, служившей в то время стиральным порошком, и всякими ароматическими добавками. Свои порошки он упаковывал в миниатюрные бутылочки на которых была его фамилия. По одной из версий, именно поэтому, маленькую бутылку водки и называют «чекушкой».

Дом напомнил Гусейнову о детстве, о каникулах, которые он проводил у бабушки на севере Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Дом напомнил Гусейнову о детстве, о каникулах, которые он проводил у бабушки на севереФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- А еще мы покормили козла и погоняли курей! - радостно рассказывал истории Гусейнов. - Ну, давайте, рассказывайте мне теперь про Ивана Грозного!

- Да кому он сдался, этот Грозный! - огорошил Гусейнова Стешин, которого тот до этого момента считал большим поклонником истории.

В Мартыново домики выкрашены, козочки ухожены, а местные жители - приятные Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

В Мартыново домики выкрашены, козочки ухожены, а местные жители - приятныеФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Суровые лапы музейщиков

Музейный бизнес в Угличе поставлен жестко – мышь не проскочит. Не то что турист. За два часа неспешной прогулки с юнгой по центру города, из нас непринужденно вытрясли несколько тысяч рублей, если считать с общепитом, который здесь совмещен с историей и культурой.

Судя по музею «Мифов и предрассудков», сделать его очень просто – нужно натащить в избу старого барахла, от прялок до умывальников и приставить к заведению из двух комнат человека с актерским талантом. С притворными завываниями и пришептываниями вам перескажут пару глав из сборника «Сказки народов мира». 100 рублей за Стешина, 50 за Егорыча. Талисман оберег «мини-осиновый кол нательный» - 250, итого: 400 рублей за 8 минут. Столько на перекрестке Мира и Садового цыгане не собирают.

Есть и свои ноу-хау. В одном из антикварных магазинчиков близ набережной, корреспондентов «КП» строго спросили:

- Будете что-то покупать? Если нет, платите 100 рублей!

Мы выскочили на улицу, как ошпаренные. Во след нам донеслось родное, привычное: «ходют тут и ходют целыми днями».

Музейный бизнес в Угличе поставлен жестко – мышь не проскочит. Не то что турист Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Музейный бизнес в Угличе поставлен жестко – мышь не проскочит. Не то что туристФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

В самой туристической точке бифуркации, на пятачке, где смыкается набережная, сувенирные ряды и лодочная станция парка Победы, притаился действительно уникальный музей – «Тюремного искусства». Сразу над музеем, на втором этаже здания – офис создателя: угличского адвоката. Очень удобно и поучительно во всех смыслах. Увидел тюремный быт, ужаснулся и с адвокатом уже не скопидомничаешь…

Первым в музей зашел Егор. Он тщательно готовился к этому визиту в тематических пабликах «Вконтакта». Егор вытер ноги о воображаемое полотенце, отфутболил его в угол, к воображаемой параше, и выдал в пространство, обращаясь сразу ко всем тамошним бродягам:

- Доброго денечка в хату. Ходу людского и воровского. Фарту, масти, АУЕ!

Музей «Тюремного искусства» в Угличе Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Музей «Тюремного искусства» в УгличеФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Татьяна Васильевна, директор и экскурсовод, на это выступление никак не отреагировала. Она внимательно рассматривала Егора через зажигательные стекла очков, как какое-то насекомое, которое только что сняла с клубничной грядки. После чего выдала вердикт, обращаясь к Стешину-старшему:

- А вы вовремя его сюда привели. Сегодня утром бабушка с тремя внуками приходила, по ним тоже зона-«малолетка» плакала. Но, посмотрели экспозицию, и призадумались. Вот так вот! С вас 150 рублей.

Мы долго разглядывали разные забавные штуки, изъятые в ходе обысков в зонах и тюрьмах по всей необъятной. Портативные самогонные аппараты, заточки из супинаторов, кипятильники из бритв. Егор научился правильно сворачивать пустую бутылку от лимонада, чтобы осуществить «брос» запретного через забор зоны… У витрины с поделками из хлеба, Татьяна Васильевна загоревала:

- Теряем традиции, уходит искусство вместе с людьми! Новое поколение, особенно те, что по «наркоманской» 228 на зону заезжают – вообще ни о чем. Ни работать не могут, ни рукодельничать. Пойдемте, я камеру вам открою….

Из камеры, с настоящей аутентичной дверью, пахнуло погребом. У стола и на нарах притулились восковые фигуры заключенных. Их лепили с натуры, с реальных людей, благо в Угличе две зоны строгого режима.

Татьяна Васильевна сказал, обращаясь к Егору:

- Присядь, мальчик, на нары. Посиди-подумай… – и с лязгом захлопнула за нами дверь.

Минуты через три, Егор сказал мне тихо:

- Папа, пойдем отсюда, я все понял…

И мы ушли, на прощание, я сердечно, по-отцовски, поблагодарил нашего экскурсовода.

Скромное обаяние общепита

С Гусейновым мы встретились в местном общепите, в самом «приличном», как говорят, заведении - «Русская усадьба». Мы решили поесть напоследок, перед рывком к Рыбинску.

Гусейнов, проживающий в центре Москвы, от чего-то считает себя крутым ресторанным критиком и не раз говорил Стешину снисходительно:

- Димас, ну не разбираешься ты в кухне, признай это. Тебе нравится только то, что ты готовишь сам – салаты тазами, борщи в ведрах....

Теперь пришла очередь Стешина. Он тыкал деревянной сервировочной досочкой в Гусейнова. На ней, согласно меню, должен был разместиться судак с картофельными крокетами. В реальности имелись какие-то белые кляксы с жалкими, костлявыми фрагментами чего-то водоплавающего. Сверху была навалена газонная трава, которая должна была подчеркнуть «высоту» местной кухни.

Согласно меню, на доске должен был разместиться судак с картофельными крокетами. В реальности имелись какие-то белые кляксы с жалкими, костлявыми фрагментами чего-то водоплавающего Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Согласно меню, на доске должен был разместиться судак с картофельными крокетами. В реальности имелись какие-то белые кляксы с жалкими, костлявыми фрагментами чего-то водоплавающегоФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Витя, что это такое? - патетически вопрошал Стешин.

- Это что, так кормили в Русской усадьбе? За такое угощение дворяне сразу стрелялись, на шести шагах! Мы в русском ресторане или в амстердамском гей-клубе?

Появилась официантка и принесла «хлеба» - два треугольных ломтика в корзиночке. На всех. Стешин переключился:

- Девушка, у нас что – опять неурожай? Россия пятый год в мировых лидерах по экспорту зерновых. Нормальное количество хлеба принесите, пожалуйста! Какое? Представьте, что вы у себя дома кормите гостей…

Но, все было тщетно. Хлеба принесли – четыре. Стало уже понятно, что сытыми мы в плавание не уйдем.

- Если нас в Рыбинке запрет шторм, - я вам такой борщ сварю! – размечтался Стешин.

- А на второе – макарошки с тушенкой…

Все приуныли от этих слов. Вспомнили совет старых рыбаков – «Рыбинку проходите днем, нигде не приставайте, не задерживайтесь, если что – сразу выбрасывайтесь на берег. Лодку почините потом». До одного из самых больших водохранилищ страны «Экспедиции КП» оставалось 80 километров.

До одного из самых больших водохранилищ страны «Экспедиции КП» осталось 80 километров. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

До одного из самых больших водохранилищ страны «Экспедиции КП» осталось 80 километров.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Продолжение следует.

Примерное количество городов, которые корреспонденты "КП" планируют посетить по ходу экспедиции, и расстояния (в километрах) между ними по воде:

Тверь — 75 - Конаково — 40 - Дубна — 25 — Кимры — 125 — Углич — 115 — Рыбинск — 95 — Ярославль — 85 — Кострома — 310 — Нижний Новгород — 220 Козьмодемьянск — 50 — Чебоксары — 145 — Казань — 225 — Ульяновск — 220 — Самара — 455 — Саратов — 400 — Волгоград — 400 — Астрахань

Карта путешествия журналистов "Комсомолки". Фото: Рушан КАЮМОВ

Карта путешествия журналистов "Комсомолки".Фото: Рушан КАЮМОВ

Хотите подсказать самые интересные точки по маршруту экспедиции? Или, может быть, встретиться с нашими репортерами? Позвать их в гости? Ребята ждут ваших звонков и сообщений по телефону и WhatsApp: +7-917-514-32-38

А также писем на почту steshin@kp.ru и сообщений в комментариях к постам в пабликах "КП" в "Фейсбуке" , "ВКонтакте" и "Одноклассниках".

Экспедиция "КП" "Вниз по матушке, по Волге" (читать Главу 1, Главу 2, Главу 3, Главу 4, Главу 5, Главу 6, Главу 7, Главу 8, Главу 9, Главу 10)

О том, для чего все это, о составе и маршруте экспедиции читайте здесь.

 
Читайте также