2017-08-16T16:19:13+03:00

Экспедиция «КП»: Ярославль - это Москва, только без ада и пробок

Спецкоры "КП" Дмитрий Стешин и Виктор Гусейнов едут вниз по Волге на надувной лодке. Глава 14, в которой наши путешественники опровергают мнение, что жизнь в провинции серая, как сама наша земля... [фото]
Поделиться:
Комментарии: comments102
Город славится своими граффитиГород славится своими граффитиФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

С трудом, но мы выходили из орбиты влияния Москвы. За Рыбинском Гусейнов предлагал пристать в любой первой попавшейся деревне: «узнать, как тут люди живут». Стешин возражал:

- Не горячись, Витя, скоро уже будет русская провинция, речная цивилизация.

- А это чем не провинция?

- Видишь, все избы под сайдингом и ондулином? Дачники тут живут московские.

Пейзаж действительно поражал «кислотными» крышами и стеклопакетами в сереньких срубах. Под Ярославлем уже стало темнеть, мы быстро въезжали в ночь. Но успели рассмотреть место учений наших доблестных саперов и военных инженеров. Волга оказалась перегорожена понтонным мостом цвета хаки. Для прохода судов оставили маленький проем. Вдоль берегов суетились такие же военные буксирчики, стояли палатки и десятки бронетранспортеров – шли учения.

Ярославль - это Москва только без ада и пробок Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Ярославль - это Москва только без ада и пробокФото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

В темноте уже некогда было выбирать место для стоянки лодки, и мы свернули в первый попавшийся яхт-клуб, на самой центральной набережной города. Стешину не нравилась эта идея, мол, «слишком пафосное место». Гусейнов в очередной раз отметил патологический, нездоровый аскетизм Стешина.

Яхт-клуб, действительно, грешил провинциальными представлениями о «богатом виде». Какие-то купидоны, фонтанчики с анилиновой подсветкой, искусственная герань и пластмассовая позолота… Выход с причала был единственный – через танцпол. Грязные, с гермомешками, воняющими гнилью, с пустыми бензиновыми канистрами в зубах, мы ступили в беснующие потоки света и качающих басов. Стешин все приговарил, перекрикивая музон:

- Достаточно пафосно, Витя? Или чего-то тебе не хватает?

Любопытно, что сам танцпол и вообще вот это речное заведение, созданное для разгула и разврата, было абсолютно пустое в этот теплый летний вечер. Зато в метре от входа, по нижнему ярусу набережной, двигалась плотная толпа ярославских хипстеров. Стешин всмотрелся в публику и очумело затряс головой, Гусейнов довольно расправил бородку. Мы вышли из старого Ярославля в Ярославль новый. Это не метафора, а реальность.

Этот памятник знаком каждому россиянину Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Этот памятник знаком каждому россиянинуФото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

Правила бегства

Старый приятель Стешина, переехавший из Москвы в Ярославль лет десять назад, выкроил из своего плотного графика минут тридцать, чтобы попить с нами кофе.

Слава полулежит на мягких подушках и потягивает кофе. Он располнел на волжских хлебах, впрочем, и Стешин не похудел за эти годы… На левой руке у Славы появилась огромная татуировка с именем новорожденной дочки. Мы отмечаем про себя вольность нравов и широту взглядов в Ярославле, ибо по московским понятиям, Вячеслав достаточно респектабельный и статусный товарищ.

- Слав, ты же сам с Барнаула, достаточно быстро «покорил» Москву, и тут такое резкое понижение статуса – уехал в Ярославль. Редактор крупного издания, но ярославского. Как так?

Слава хохочет.

- Люди в большинстве своем не понимают - что такое Ярославль. Живут в трех часах езды на электричке и не знают, что здесь такая же Москва, только без столичного ада и пробок. У нас здесь Собянин плитку кладет! В центре сходите, увидите.

- Народу нравится?

Слава хохочет.

- Нет, конечно. Я на другом берегу Волги живу, асфальт там…не очень. Подвеску два раза в год перебираю. Но я при этом понимаю, что важнее положить плитку сначала в центре – там туристы, туда приезжают бизнесмены, которые там и получают представление о городе. Но людям разве это объяснишь?

Здесь тоже Собянин плитку кладет Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Здесь тоже Собянин плитку кладетФото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

Стешин говорит, цинично: мол, «избирателя куда не целуй, везде – попа. Как у солдата. Положишь асфальт вместо плитки, будут требовать аэротакси и эскалаторы на улицах»…

Мой приятель рассказывает, что в Москве есть некоторое лобби людей сочувствующих, людей в Ярославль вкладывающих деньги, людей приезжающих в Ярославль отдыхать. И культурно выпивать. Для таких туристов в Ярославле есть специальная «улица кабаков». И «алкотуризм выходного дня в Ярославле» для московских менеджеров – зафиксированное явление.

Слава поднимает глаза к потолку. Мы сидим в атриуме отеля «Святой Георгий». До потолка – метров тридцать, минимум. Стеклянные лифты, бесплатный бассейн для постояльцев…

«Алкотуризм выходного дня в Ярославле» для московских менеджеров – зафиксированное явление Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

«Алкотуризм выходного дня в Ярославле» для московских менеджеров – зафиксированное явлениеФото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

- Знаешь, почему так называется этот отель – «Святой Георгий»? «Лужковские» деньги, московские инвестиции. В Ярославль хорошо вкладываться. Удобная логистика, близость Москвы, а запросы не столичные у людей. Куча молодежи. Не случайно тут у одной крупнейшей сотовой компании – дата-центр. Кластер открыли фармакологический, нефтепереработка, промышленность. Один Ярославский Моторный завод чего стоит…

У нашего собеседника звонит будильник, и он убегает на какую-то встречу. Говорит на прощание:

- Погуляете, сами все увидите. Приезжайте еще!

Город живой, раз в нем молодежь есть Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Город живой, раз в нем молодежь естьФото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

Лекарство против морщин

В табачной лавке в центре Ярославля сам табак занимает скромный уголок. Все остальные площади отданы под вейпы, жижи, баки и атомайзеры – усладу хипстера. В очереди перед нами сухощавый мужичок с повадками засиженного бродяги, покупает «Приму» блоками. Продавец, весь в татуировках с ног до головы, степенно отвешивает товар. Мужичок не выдерживает:

- Браток, что за партАчки у тебя? Не могу рассмотреть…

Продавец, видать, привыкший к этому вопросу, говорит:

- Вольные наколки, для себя делал, не вникай.

Юнга выпросил футболку с надписью «Трудный возраст» Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Юнга выпросил футболку с надписью «Трудный возраст»Фото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

В хипстерском магазине «Родина» с каким-то дорогущим брендированным барахлом - та же картина. Битва субкультур – уголовной и хипстерской. Воюют между собой вещи ярославского бренда «Родина» и всякие «Спутники», «Запорожье», «Юность», «Север», «Волчок» - тысячи их.

Одна стена – так называемые «уличные бренды», на другой – уголовные мотивы – нож-сердце-змея. Голуби над зоной, характерная графика, «звезды отрицалова», «Смерть легавым от ножа» и все такое. Юнга вцепляется в футболку с надписью «Трудный возраст» за 1400 рублей. Папаша смотрит на ценник, начинает оседать, но юнга и боцман его подхватывают, прислоняют к стене, достают из рюкзака отцовский кошелек….

Продавец предлагает нам, чуть ли не из под прилавка, хит сезона – как бы советские часы «Электроника», стилизация времен легендарной «Олимпиады-80»:

- Фишка в чем? – начинает продажи наш собеседник. - Советская «Электроника» была скопирована с японского «Касио», а эту «Электронику» ребята, которые ее делают, скопировали опять с «Касио». Такая вот запутка за две тысячи двести рублей. Не желаете?

Мы идем от хипстерского магазина к центру Ярославля, подснять памятник Ярославу Мудрому с тысячерублевой купюры и яростно спорим с Гусейновым.

Город очень зеленый Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Город очень зеленыйФото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

Стешин:

- Делают они, «Электронику», ага. В Китае заказали, вместе с майками. По пять долларов штука – максимум! Что часы, что майка. Лохам вдувают в двадцать четыре цены. Сына, у тебя папа - лох, понимаешь? Жертва самого дешевого маркетинга. Как и ты. Но с тебя – никакого спроса, ты пока недееспособен.

Гусейнов:

- И пусть из Китая возят. Да наплевать. Прикольно и все. Пусть молодежь занимается, рано или поздно все сами делать начнут. Главное – город живой, раз в нем молодежь есть. Или лучше рестораны с плюшевыми портьерами и бухими кузьмичами?

Мы как раз проходим мимо заведения «Желтый плед и багет». Заведение забито молодежью, чуть ли не в три слоя. Все сидят с багетами в руках. Кое-кто в пледах, хотя на улице жарко, но в пледах – «хайпово». Стешин содрогается от этой картины, а Гусейнов смеется:

- Димас, ты просто чаще вспоминай, что молод душой, и все будет!

Вид на город сверху Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Вид на город сверхуФото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

- Все будет джаз?

Юнга дерзко уточняет:

- Джаз сейчас слушают только душевнобольные и учителя физики.

На этих словах Дмитрий Анатольевич, всю дорогу критикующий недостатки общепита, маленькие порции непонятной пищи и желавший борща и сала, совершил самый странный поступок за всю экспедицию — твердо шагнул в сторону ресторана паназиатской кухни и сказал, что именно здесь мы и будем обедать. Порцию из девяти странных красных пельменей он умял под недоумевающие взгляды остальных участников экспедиции и сделался довольным.

Стешин умял порцию из девяти странных красных пельменей Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Стешин умял порцию из девяти странных красных пельменейФото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

Граффити и старина

Гусейнову явно нравился Ярославль.

Нет, он и до этого тут бывал, но тогда они делали материал про вновь назначенного губернатора Миронова, встреча с футбольным клубом «Шинник», какие-то дольщики, строительство окраина, поздняя осень...

Сейчас же он шел по центру и глазел по сторонам и довольно улыбался.

- Смотри Димас, молодежь вокруг тусуется. А ведь наличие хипстеров — верный признак того, что город живой.

Стешин где-то в глубине души с Гусейновым согласился. Гусейнов же в свою очередь достал свой телефон и набрал контакт с загадочным именем «Пес Смердящий»

- Вот чего ты отсюда уехал? Красота ведь!

- Хорошо там, где нас нет, - послышался из трубки хриплый голос бывшего ярославца, ныне проживающего в Калининграде.

Каждая подворотня, любой свободный уголок, строительные заборы и трансформаторные будки — все было плотно раскрашено причудливыми узорами из баллончика Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Каждая подворотня, любой свободный уголок, строительные заборы и трансформаторные будки — все было плотно раскрашено причудливыми узорами из баллончикаФото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

- Чего тут посмотреть еще? Что я из вида упускаю?

- Ну «стрелку», храмы, набережную... А, граффити там! Ща дам тебе человека.

- Граффити! Граффити! - обрадовался Юнга.

- Нет, братан, нас ждут серьезные дела строго 18+, - отрезал Гусейнов.

И действительно, каждая подворотня, любой свободный уголок, строительные заборы и трансформаторные будки — все, что не являлось древним домом или храмом. было плотно раскрашено причудливыми узорами из баллончика.

Проводник Гусейнова по подворотням Ярославля Дима Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Проводник Гусейнова по подворотням Ярославля ДимаФото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

С человеком договорились встретиться у местного ТЮЗа через полчаса. Гусейнов добрался до места за 15 минут и оставшееся время развлекался съемкой детишек, плескавшихся фонтанчике.

- Неделю назад открыли. Сам еще не видел, - появился рядом сегодняшний проводник Гусейнова по подворотням Ярославля Дима:

- Я уже не при делах, но могу сказать, у современных уличных художников повысилась культура, никто сейчас не трогает памятники архитектуры.

Дима, временно безработный ровесник Гусейнова, рассказал, что граффити они с друзьями заинтересовались еще во времена медленного интернета, ходили в интернет клубы и качали всю подряд информацию про этот вид искусства.

- Словечки всякие находили, термины там. К чему все это привело — посмотри вокруг.

В какой-то момент городские власти пытались как-то упорядочить это все это, проводили фестивали, заказывали художникам оформление городских подъездов, но все это было тщетно...

- Но красиво же, это же фишка! Город живой! Молодежь остается. - продолжал Гусейнов.

в центре Ярославля Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

в центре ЯрославляФото: Виктор ГУСЕЙНОВtrue_kpru

- А еще у нас скейт-парк новый открылся.

Скейтеры в городе облюбовали место на набережной возле речного вокзала и выделывали там свои трюки, а рядом в этот момент проходил губернатор. Ну наверное не нужно объяснять, что везде, где поселились парни с досками, все будет обшарпано, даже если делать ремонт несколько раз в год. Наверное этот факт расстроил губернатора, и через некоторое время в парке 1000-летия появился новый скейт-парк.

К моменту осмотра парка Гусейнов уже оброс небольшой компанией единомышленников и отправился изучать еще один признак достатка — местные крафтовые пивные. Через несколько часов, готовый сжечь лодку и остаться тут жить, Гусейнов все-же пришел в себя и заявил, что срочно должен отбыть в Плёс. Еще один курортный центр на теле нашей Родины. В Плесе нас ждала русско-французская семья, которая много лет занимается здесь курортным бизнесом, и дозанималась до визита бывшего президента, а ныне премьера.

Маршрут экспедиции журналистов "Комсомольской правды". Фото: Рушан КАЮМОВ

Маршрут экспедиции журналистов "Комсомольской правды".Фото: Рушан КАЮМОВtrue_kpru

Продолжение следует.

Примерное количество городов, которые корреспонденты "КП" планируют посетить по ходу экспедиции, и расстояния (в километрах) между ними по воде:

Тверь — 75 - Конаково — 40 - Дубна — 25 - Кимры — 125 — Углич — 115 — Рыбинск — 95 — Ярославль — 85 — Кострома — 310 — Нижний Новгород — 220 Козьмодемьянск — 50 — чебоксары — 145 — Казань — 225 — Ульяновск — 220 — Самара — 455 — Саратов — 400 — Волгоград — 400 — Астрахань

Хотите подсказать самые интересные точки по маршруту экспедиции? Или, может быть, встретиться с нашими репортерами? Позвать их в гости? Ребята ждут ваших звонков и сообщений по телефону и WhatsApp: +7-917-514-32-38

А также писем на почту steshin@kp.ru и сообщений в комментариях к постам в пабликах "КП" в "Фейсбуке" , "ВКонтакте" и "Одноклассниках".

Экспедиция "КП" "Вниз по матушке, по Волге" (читать Главу 1, Главу 2, Главу 3, Главу 4, Главу 5, Главу 6, Главу 7, Главу 8, Главу 9, Главу 10, Главу 11, Главу 12, Главу 13).

 
Читайте также