2018-04-13T04:03:24+03:00

Почему президента Ким Ир Сена называют великим человеком

Президента всегда выделяло непринужденное общение с людьми
Ким Ир СенКим Ир Сен
Изменить размер текста:

Будешь в КНДР - увидишь на стене в детских яслях и садах впечатляющую картину: на простой скамейке в саду сидит президент Ким Ир Сен с широкой улыбкой на лице. Вокруг него детвора - один мальчонка с улыбкой вкось надевает президентскую шапку, а другой крепко обнимает двумя руками шею президента и шепчет ему на ухо. На картине изображены непринужденность, простота, теплота лидера страны в общении с детьми. Эта картина исторического значения показывает, каковы отношения вождя с народом, в частности с детьми.

Когда делаешь добрые дела, незачем бояться народа

Уместно напомнить, что в октябре 1971 года токийский губернатор Рекити Минобэ посетил Пхеньян. Он побывал в разных местах КНДР, на него произвела глубокое впечатление изменяющая свой облик социалистическая Корея. Но губернатору непонятно было одно: что позволяет Ким Ир Сену свободно ездить куда угодно - и на предприятия, и в деревню. Сомнение было вполне понятное: японский гость хоть и занимал самую высокую должность в столице, но не мог свободно ездить и ходить по улицам. Об этом он рассказал на встрече с Ким Ир Сеном. И лидер КНДР ответил:«Я делаю добрые дела на благо народа, и мне незачем его бояться. Поэтому я еду спокойно куда хочется: к рабочим на стройку дома, на завод, еду в деревню и порой там ночую».

Ким Ир Сен, несомненно, был величайшим руководителем народа, был общепризнанным в мире выдающимся политическим деятелем. Однако между ним и народом не было никакой отчужденности. Для него не было более ценного, более радостного времени, чем проведенное в общении с простыми людьми. Ему было очень жаль, что большая занятость делами не давала ему чаще бывать среди людей, среди детворы. И когда Ким Ир Сен видел, как сотрудники упрекают неожиданно приходящих повидаться с ним, ему было жаль и даже обидно. Он сказал своим помощникам:

- Мне хотелось бы подчеркнуть вот что: не мешайте мне встречаться с людьми в непринужденной обстановке. Еду на завод - рабочие окружают меня и без стеснения изливают свою душу, а в деревне я беседую с крестьянами лицом к лицу. Нельзя запрещать это. Народ желает увидеться со мной, а мне хочется встречаться, говорить с людьми. Я рад встречаться с народом, а народ считает счастьем встречу со мной. Конечно, я вас понимаю - вы можете беспокоиться о моей личной безопасности, но это, я бы сказал, напрасная забота. Наш народ искренне верит в Трудовую партию, душой поддерживает ее. Я твердо верю в народ и уважаю его.

Между вождем и народом нет никакой отчужденности при общении. Такие отношения свойственны только корейцам, ведомым безгранично скромным, простым отцом народа.

«Мне лучше быть среди рабочих и крестьян»

К слову сказать, уКим Ир Сена не было определенного времени и места для выполнения своих служебных обязанностей. Когда он общался с простыми людьми - для него это было рабочее время. Там, где он сидел с ними лицом к лицу, - его рабочее место для ведения партийных, государственных дел. Везде, где народ, - на предприятиях, в селах, на шахтах и рудниках, в рыбацких поселках, на производствах, в жилых домах, общежитиях, в залах заседаний, в школах, и даже под деревьями у дорог, у завалинок сельских домов, в вагонах мчащегося поезда, - он всегда непринужденно общался с простыми людьми. Побывает в деревне - вместе с крестьянами сидит на большом соломенном мате на дворе молотильни или просто на травянистом лугу, чтобы советоваться с ними о земледелии. Побывает на заводе - сидит прямо под деревом в кругу рабочих, чтобы обсуждать проблемы производства.

Когда-то ему довелось встретиться с крестьянами, которые прибежали прямо с прополки. Он посоветовал им сидеть под тенью дерева и сказал: «Здесь, под тенью, надо сидеть крестьянам. Ведь они работали на поле в поте лица. Мне здесь лучше», - и сел там, где палит солнце, и начал беседовать с ними.

Однажды главный редактор индийской газеты «Индиан таймс» приехал в Пхеньян, чтобы поздравить Ким Ир Сена с его 55-летним юбилеем. В то время Ким Ир Сен руководил делами на месте, на периферии. Гость из Индии поехал туда, чтобы увидеться с ним. Поздоровавшись с гостем, Ким Ир Сен отметил: «Вообще, я не люблю отмечать день своего рождения. В этот раз - тоже. Если я был бы в Пхеньяне, то руководящие работники и многие другие, наверное, могли бы идти ко мне, чтобы поздравить. И чтобы избежать этого, а главное - руководить делами на месте, я нахожусь на периферии. Мне лучше быть среди рабочих и крестьян, чем в Пхеньяне на банкете по случаю моего юбилея».

Его высочайшая человечность, непринужденность в обращении с простыми людьми еще более умножали его достоинство, авторитет, престиж. Светлый облик величайшего из великих людей еще более глубоко запечатлелся в сердцах людей мира.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы: