2018-08-03T03:38:31+03:00

Жители старых бараков в Благовещенске: Хотелось бы переехать, да нас не расселяют…

Корреспондент «Комсомолки» побывала в городских трущобах, чтобы понять, почему люди до сих пор там живут [фото]
Евгения НИФОНТОВА
Поделиться:
Комментарии: comments1
Программа переселения граждан из аварийного жилья в Благовещенске началась в 2013 году и планирует завершиться к 2020-му. Фото: Евгения НИФОНТОВАПрограмма переселения граждан из аварийного жилья в Благовещенске началась в 2013 году и планирует завершиться к 2020-му. Фото: Евгения НИФОНТОВА
Изменить размер текста:

Гуляешь летом по городу, красота: деревья, зелень, практически в каждом районе строятся новые высотки. Идешь-идешь, а тут - бац! - «деревяшки» пошли, бараки страшные, «трущобы Благовещенска», в общем...

Подобные контрасты в городе можно встретить и в районе Первомайского парка, и в районе улиц Б. Хмельницкого и Зейской, и почти в самом центре города - на улице Октябрьской (между ул. Калинина и ул. Мухина). Кстати, там располагается очень живописный квартал. Он достоин кисти какого-нибудь художника-«руиниста». Руины здесь знатные: бараки, 50-х годов постройки с провалившимися крышами и выбитыми стеклами. Несмотря на это, в них живут люди. Мы решили сходить туда на разведку, чтобы понять, кто же все-таки там обитает и почему. Ведь в городе с 2013 года действует Программа по переселению из аварийного жилья. Должен же, наконец, когда-нибудь закончиться «деревянный» Благовещенск?

Опасный квартальчик

Дошла я до первых бараков на Октябрьской, слышу из глубины квартала раздается брутальный рэп. Сразу мысль мелькнула: надо было брать с собой подкрепление. Но, взяв в руки фотоаппарат, все-таки пошла знакомиться с жителями этого района. Первые от дороги двухэтажные коробки бараков - жилые. На окнах шторки, кое-где даже жалюзи установлены. Два дома внутри квартала пустуют. Хотя в одном из брошенных бараков, кажется, кто-то живет.

Квартал на улице Октябрьской достоин кисти какого-нибудь художника-«руиниста». Фото: Евгения НИФОНТОВА

Квартал на улице Октябрьской достоин кисти какого-нибудь художника-«руиниста». Фото: Евгения НИФОНТОВА

Прохожу дальше, делая по пути снимки. Вижу, откуда доносится музыка: какой-то парень в гаражах ремонтирует свою машину и слушает рэп на всю катушку. Немного поодаль, почти в центре этого квартала, стоит кирпичный двухэтажный дом примерно того же года постройки. Штукатурка с фасада давно облетела, везде трещины… Но и тут живут люди семьями: на веревках сушится детское белье, цветочки на окнах и во дворе. Через дорогу - большая помойка и гаражи. А дальше квартал сразу становится приличным. Пятиэтажки 80-х, аккуратные дворики и магазинчики. Ощущение, как будто здесь прошел какой-то невидимый раздел - резко, без каких-либо компромиссов.

Одних - расселили, других - нет

Стою посередине квартала, смотрю, у одного заброшенного дома двое мужчин-пенсионеров чинят старые «Жигули», рядом - внушающая доверие женщина.

- А нас в прошлом году расселили, - рассказывает бывшая жительница барака. - Нам в новом доме в микрашке дали однокомнатную квартиру. Единственно, что после «двушки» - однокомнатную. А так квартиры хорошие. А из тех домов долго не будут переселять, - по секрету говорит пенсионерка. - Они никуда не обращались. Они только пить умеют.

Квартал расселили частично. Рядом с домами, в которых еще кто-то живет, можно увидеть и вот такие руины. Фото: Евгения НИФОНТОВА

Квартал расселили частично. Рядом с домами, в которых еще кто-то живет, можно увидеть и вот такие руины. Фото: Евгения НИФОНТОВА

Получилось так, что два дома на Октябрьской расселили, а два - нет. Но в одном уже расселенном доме все-таки живет женщина с двумя детьми. В свое время она выкупила две комнаты в бараке. Но, возможно, из-за того что жилплощадь всего 10 квадратов, вариантов у нее пока никаких нет. Новые «однушки» сейчас строятся от 40 квадратов, а переселенцам из ветхого жилья выдают новые «квадраты» строго по количеству площади, которая у них имелась в старом жилье. Иду обратно, через квартал, к жилым баракам. Навстречу опрятная женщина пенсионного возраста с авоськой. Видимо, в магазин собралась:

- Да, нас не расселяют. Мы и не знали про это. Соседи наши подали заявки сами, молча. А у нас с ними одного года постройки дома. Конечно, хотелось бы переехать. Вы вон туда пройдите, посмотрите, где мы живем. К старшему дома, на втором этаже…

Нужна экспертиза

Оказывается, управляющая компания двух бараков, в которых еще живут люди, выставляет собственникам квитанции за капремонт. Но какой тут ремонт, когда стены вот-вот рухнут! Захожу в подъезд, чтобы поговорить со старшим дома, и очень аккуратно иду по деревянной лестнице на второй этаж. Такое чувство, что сейчас нога провалится под пол. Представляю, что здесь творится, когда идут дожди…

Дверь открыла симпатичная молодая женщина. Полушепотом, потому что спал ребенок, она сказала, что старшего дома (ее мужа) нет. Но он перезвонил мне позже по телефону и рассказал, что им необходимо внести свой барак в число аварийных, а для этого нужно заказать экспертизу. Ее надо заказывать за свои деньги, потому что половина жильцов барака - собственники. Стоит такая экспертиза 60 тысяч рублей, но с учетом того, что половина жильцов живут в муниципальных квартирах, им надо заплатить всего 30 тысяч. Пока на этом дело и застопорилось. Без заключения экспертов чиновники не включают дом в список аварийных.

Дали - вот и живи

Рядом с бараками стоят и одноэтажные дома на несколько семей. Часть одной «деревяшки» заметно отличается: стены отделаны сайдингом, современная дверь, рядом огородик: ухоженные, подвязанные помидоры… В этой пристройке, жилой площадью 15 квадратов, живет семья с двумя детьми. Женщина, мать семейства - сирота. Муниципалитет не выделил ей достойную квартиру, потому что эта хибара была за ней закреплена как наследство.

- Да и денег на адвокатов у меня не было тогда, - спокойно говорит молодая женщина. - Все сироты, которые смогли нанять юриста за 70 тысяч, получили нормальное жилье. А остальные - как придется…

Внутри квартала ужасные дороги и неприглядная помойка неподалеку от домов. Фото: Евгения НИФОНТОВА

Внутри квартала ужасные дороги и неприглядная помойка неподалеку от домов. Фото: Евгения НИФОНТОВА

Разговор про бомжей

Я уже собралась домой, но местный выпивоха еще стрельнул у меня напоследок рублей 20 на похмелье. А другой завсегдатай этого квартала, по прозвищу Пикассо, с большим энтузиазмом стал рассказывать, что в Благовещенске необходимо строить общежитие для бомжей.

- Чтобы они не жили в заброшенных домах, не валялись где попало, а могли поспать нормально, переодеться, помыться... Тогда, может, и работать будут, - подытожил мужчина.

Пройдя буквально метров 100 от «деревянного» квартала, я оказалась в привычном Благовещенске - с магазинами, блочными многоэтажками, кафешками… Трущобы остались позади. Несмотря на мои опасения, люди в «деревянном» квартале оказались обычными, а их жилищные проблемы - насущными.Но эти проблемы сами собой не решатся. Жильцам надо в первую очередь самим идти в администрацию и добиваться, чтобы их жилье внесли в список аварийных.

Люди в «деревянном» квартале оказались обычными, а их жилищные проблемы - насущными. Фото: Евгения НИФОНТОВА

Люди в «деревянном» квартале оказались обычными, а их жилищные проблемы - насущными. Фото: Евгения НИФОНТОВА

ОФИЦИАЛЬНО

Программа переселения граждан из аварийного жилья в Благовещенске началась в 2013 году и планирует завершиться к 2020-му. За пять лет благовещенцы получили более тысячи новых квартир. Реализацией Программы в городе занимается муниципальное предприятие «Благовещенский городской архивный и жилищный центр». К концу 2017-го года в Благовещенске было построено 10 многоквартирных домов и расселено более тысячи человек из 70 аварийных домов. На эти цели было потрачено около 600 млн рублей, а построено 17 780,8 кв. метров нового жилья. Всего на финансирование этой Программы предусмотрено более 2,5 млрд рублей. В планах переселить из аварийного фонда 4216 человек и снести 328 аварийных домов.

К слову, Приамурье по площади аварийного жилищного фонда занимает второе место среди дальневосточных регионов, а по России - пятое. С 2013 по 2018 годы в области расселили 10 931 человека из 158 тыс. кв. м. аварийного жилья.

Еще больше материалов по теме: «Переселение амурчан из аварийного жилья»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также