2020-05-07T04:51:04+03:00

Истории фронтовиков: как одному нагадали жизнь, а второй выбрал смерть

Цена выбора и цыганское пророчество
Светлана ВИДОВА
О некоторых амурских героях - хоть фильм снимай! Кадр из фильма «Баллада о солдате»О некоторых амурских героях - хоть фильм снимай! Кадр из фильма «Баллада о солдате»
Изменить размер текста:

В годы Великой Отечественной войны жизнь порой поворачивалась самым неожиданным образом. Истории об этом бережно хранятся в семьях фронтовиков, передаются из поколения в поколение, в том числе и в Амурской области. Так, в одной из семей Благовещенска хранят воспоминания о двух участниках войны - Александре Рябове и Петре Витько, чьи судьбы оказались диаметрально противоположными.

Из госпиталя в госпиталь

Александр Рябов родился в 1921 году в Пензенской области. По образованию - медик. В 1942 году его призвали на фронт в качестве фельдшера 77-го саперного батальона 3-й стрелковой дивизии.

Родственники Александра Тимофеевича рассказывают, что офицера бросали из госпиталя в госпиталь. Он успел послужить даже в Крыму, откуда в 1945 году был направлен на Дальний Восток, в Белогорск.

- Он, может, и не бил фашистов на поле боя, но всю войну людей спасал то в одном госпитале, то в другом, - отмечает сын фронтового фельдшера Евгений.

На амурской земле офицер получил медаль «За победу над Японией» и после окончания войны так и остался служить в Белогорске. Но, хотя боевые действия остались позади, для Александра Тимофеевича, на тот момент лейтенанта медслужбы, ничего не закончилось.

Его пригласили служить в Берлин. Но была одна проблема - жена значилась дочерью врага народа. С такой семейной историей о повышении по службе не могло быть речи. Решение предложили простое - развестись и уезжать с Дальнего Востока. Так поступить Александр не мог.

- А как бы он уехал? Тут молодая жена и я, девятимесячный. Конечно, отец отказался, - вспоминает Евгений.

Александр Рябов. Фото из архива героев публикации

Александр Рябов. Фото из архива героев публикации

Беды ничто не предвещало, Александр Тимофеевич собирался демобилизоваться из армии. Но 19 августа 1946 года неожиданно покончил с собой. Жене сообщили о смерти, а в справке отметили, что «самоубийство является эксцессом психически больного человека».

- В Белогорске же отца и похоронили. Мы-то жили в Благовещенске. Где его могила, я не знаю. Мать спрашивали, почему она его сюда не забрала. А на чем забирать? Ни денег не было, ни машины. В причину смерти отца семья не поверила. Хотя время было очень тяжелое. Тут и давление из-за брака с «дочерью врага народа», и пережитые ужасы войны… Не проходит же это бесследно для человека, - размышляет сын военного.

Он признается, что сам боится предполагать, что же случилось с отцом:

- Может, довели, надавили, а может, и правда сам, кто сейчас разберет? Думали даже, что отца убили его же оружием, но разве о таком расскажут?

Внуки и правнуки Александра Тимофеевича пытались разузнать подробнее о судьбе своего предка. В Центральном архиве Минобороны РФ им выдали справку, где названа причина смерти все с той же припиской про «психически больного человека».

Цыганка нагадала

Петр Витько родился в 1919 году, 20-летним ушел в армию по призыву. Оттуда его призвали на фронт. Дома остались жена и маленький сын.

- Как мне рассказывали, шел какой-то концерт в 1941 году. И тут заходит офицер, останавливает все и говорит: «Началась война». Всех, кто служил, сразу призвали, направили в Ленинград, на курсы по ремонту танков, - рассказывает сестра Петра Галина Яковлевна.

Эшелон сделал остановку в Брянске. Солдаты вышли на перрон, где к ним и подошла цыганка, предложила погадать.

- Как сам Петро рассказывал, один из солдат цыганке сказал, что нет у них денег. Тогда она на брата показала и заявила, что у него в кармане 10 рублей. Ну, он ей деньги и отдал, - продолжает амурчанка. - Она ему тогда сказала: «Жить будешь, но получишь два страшных известия».

Петр служил в танковой бригаде. Офицер не раз вспоминал: «Идет пальба, а мы вылезаем, чиним танк». И поначалу он не придавал пророчеству значения. Но Петру везло, и смерть обходила его стороной.

- Раза три такое было. Петро говорил: «Бой, обстрел. Танк горит, а я живой, как нарочно». Вся команда, кроме него, погибала. У него ведь даже нос был немного скошен, когда с войны вернулся: пуля задела. А ведь миллиметр в сторону - и конец! - вспоминает Галина Яковлевна.

Петр Витько. Фото из архива героев публикации

Петр Витько. Фото из архива героев публикации

И два страшных известия во время его службы действительно были. Следом за Петром на фронт ушел его старший брат Григорий. Брать Григория Ильича, окончившего институт, не хотели. Он мог быть полезным в тылу. Но мужчина твердо решил: если младший брат жизнью рискует, значит и он не станет отсиживаться. Во время войны братья так и не встретились, и в 1944 году Григорий умер от ран в Румынии.

- О смерти Гриши Петру мать написала. Это был очень сильный удар. Уже после войны Петя его могилу через Красный Крест нашел, даже в Румынию ездил, - отмечает Галина Яковлевна.

Второй новостью, подкосившей Петра, стало то, что жена, подарившая ему сына, ушла к другому.

Петр Ильич дошел до Берлина. Во время службы получил медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За освобождение Праги», «За взятие Берлина» и орден Отечественной войны II степени. Домой вернулся в 1947 году.

- Когда наши в Берлин входили, Петя на руки взял немецкую девочку. И как-то они с семьей этой девочки общаться начали - и хорошо так, даже переписывались после войны. Когда та девочка выросла, даже на свою свадьбу Петра звала, да он не поехал, - рассказывает родственница фронтовика. - Петя долгую жизнь прожил, и все время вспоминал, как ему цыганка жизнь нагадала.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также