Премия Рунета-2020
Благовещенск
+14°
Boom metrics
Общество29 июля 2022 1:48

Проклятие или недосмотр: в АОКБ один за другим происходят несчастные случаи

Здесь один за другим случались происшествия с пациентами
БОНДАРЕНКО Алина
Фото: правительство Амурской области

Фото: правительство Амурской области

Амурская областная клиническая больница стала популярной в последние месяцы в СМИ. Правда, не в хорошем ключе - здесь один за другим случались происшествия с пациентами. Амурчан волнует вопрос: почему так часто?

Рассказывали знакомые

Первый случай произошел в ноябре прошлого года. Тогда из окна больницы выпала 84-летняя Ольга Игоревна*, перенесшая инсульт. Об этом рассказывала ее внучка, Анастасия. Бабушке стало плохо 26 ноября. Родственники сами отвезли пенсионерку в больницу, чтобы не ждать скорую.

- Бабушка оделась сама, повязала платок. У нее было спутанное сознание, она жаловалась на головную боль, плакала. В больнице диагностировали инсульт и положили в реанимацию. Бабушка не узнавала никого, не говорила, - вспоминала девушка.

На следующий день, 27 ноября, Ольге Игоревне стало лучше. Она даже начала разговаривать, а семья почувствовала облегчение. Но 28 числа им сообщили страшное: бабушки не стало…

- У нас в областной больнице работает много знакомых. Всю информацию мы узнавали от них. И именно они сообщили нам о смерти.

По информации девушки, ночью ее бабушка спокойно вышла из палаты реанимации, прошла по коридору на балкон четвертого этажа и упала вниз, на козырек приемного покоя. Врачи хватились пациентку только в шесть утра, во время обхода.

Версию врачей семья тоже узнала от знакомых:

- Бабушка то ли начала буянить, то ли плохо себя почувствовала. Медбрат это якобы увидел и побежал звать врачей, а бабушка в это время добежала до балкона. На секундочку, человеку 84 года. Она не бегает!

В свидетельстве о смерти, которое выдали родственникам, значится причина: травматический шок, множественные переломы ребер, травма грудного отдела аорты, падение из здания или сооружения. Время смерти - 4 часа утра.

15 минут стоили жизни

Проверку начали все причастные ведомства - следователи, прокуратура, минздрав. В феврале дело направили в суд. Обвинили медбрата - он отошел на 15 минут и оставил без присмотра больную женщину. Этого делать было нельзя, ведь отделение - реанимационное.

Многие амурчане посчитали, что в деле просто нашли «крайнего». Анастасия же считает иначе.

- Я имела право ознакомиться со всеми материалами дела. Поэтому могу с полной уверенностью сказать, что медбрата обвинили справедливо.

Она рассказала и о позиции мужчины. Он утверждает, что пациентке стало плохо, и он вышел за врачом. Позвонить не мог: в палате нельзя пользоваться телефонами.

- Его не было 15 минут. Там коридор 50 метров. Неужели все эти 15 минут он звал врача? В палате с бабушкой было еще два человека. За это время любому могло стать плохо.

По словам Анастасии, после этого в больнице появились видеокамеры. Благовещенка надеялась, что этот печальный инцидент станет последним в истории АОКБ. Но он стал первым.

ЧП без смерти

В начале февраля здесь произошел еще один несчастный случай. К счастью, в этот раз обошлось без смертельного исхода. 70-летний пенсионер с инсультом получил ожог руки.

Выяснилось, что после болезни мужчина был частично парализован. Его перевели в отделение неврологии для восстановления. Через несколько дней родственники позвонили лечащему врачу, чтобы узнать о состоянии больного. Медики сообщили, что он получил ожог.

В больнице заявили, что пенсионера положили возле батареи, из-за чего он и пострадал. Больного осмотрел хирург, подтвердил ожог первой степени, оказал необходимую помощь. Пациента переложили на другое место. Родственники дедушки сильно возмущались: после инсульта он не разговаривал и на помощь позвать не мог. Прокуратура провела проверку и внесла руководству больницы представление.

Операции и кома

Спустя примерно полторы недели стало известно еще об одной трагедии. Погибла пенсионерка Мария Петрова. Об этом рассказывала ее внучка Софья, уверенная, что причина - в халатности врачей.

Мария Егоровна перед смертью перенесла три операции на ЖКТ - у нее был перитонит желчного пузыря и язва 12-перстной кишки. Первая прошла в Тамбовке. Там женщине удалили желчный пузырь и ушили язву. В больнице женщина провела две недели, и врачи выписали ее с температурой домой. Но становилось хуже и хуже.

- Через несколько дней мы повезли ее в областную больницу. Там сказали, что в Тамбовке сделали операцию хорошо, но запустили лечение - желудок сросся с тканями, пища не переваривалась. В туалет человек не мог сходить. Бабушку тошнило, она не могла ни есть, ни пить.

После этого Мария Егоровна перенесла еще две операции с разницей в несколько дней. Ей сделали резекцию желудка, чтобы еда могла усваиваться, и ввели в медикаментозную кому. В коме она пробыла около 20 дней, потом пришла в сознание.

- И тогда медперсонал как будто опустил руки. После третьей операции из-за осложнений бабушка была лежачей, и врачи отказывались ее сажать. Цитирую: «Спины свои надрывать и поднимать 130 кг мы не намерены». Она каждый день жаловалась на здоровье. Ее морозило, тошнило, она ела лежа.

По словам Софьи, врачи даже критиковали бабушку: мол, телефон она взять может, а ложку - нет.

- Мы просились поухаживать за бабушкой. Стучались во все двери. Говорили одно и то же: «Вас не пустят, ковид!»

Девушка согласна - коронавирус опасен. Но хотелось убедиться в здоровье бабушки, помочь ей поправиться. Семья была готова даже ночевать в коридоре больницы и самостоятельно ухаживать за пенсионеркой, лишь бы знать, что с ней все в порядке. Но было уже поздно… Мария Егоровна умерла.

В заключении указана смерть из-за перенесенной болезни ЖКТ. Софья уверена - причина в халатности врачей. Но, несмотря на то что история получила большую огласку, ни прокуратура, ни следственный комитет проверок не проводили. Это сделал только минздрав, правда, результатами с нами они делиться не стали.

И снова падение

В мае произошел последний, о котором стало известно, случай. И это снова падение из окна. Две женщины рассказали, что их пожилая мама, Анна, после инсульта выпала из окна палаты на пятом этаже и погибла. Женщине было 60 лет. В ночь с 30 апреля на 1 мая у нее случился инсульт. Женщину доставили в реанимацию областной больницы.

- Диагноз - ишемический инсульт левого полушария. Двое суток она пролежала в реанимации, потом ее перевели в обычную палату на пятый этаж. Дежурная медсестра говорила, что врачи планируют на ноги ее поднимать, - вспомнила одна из дочерей, Екатерина.

Но 6 мая позвонила родственница с плохими новостями: мамы больше нет. Она выпала из окна.

- Мы узнали об этом через родственников. Как нам рассказали, мама начала вести себя буйно. Она лежала в палате с другими людьми. И вроде стала отбирать у них телефоны и даже вырвала у кого-то катетер.

После этого врачи перевели женщину в одиночную палату. Потом повествование прерывается, ясен только итог: пенсионерка открыла окно и выпала из него.

По мнению читательниц, смерть Анны наступила из-за халатности врачей. Надзорные органы начали проверку. Через месяц они завели уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности из-за ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей». Расследование пока продолжается.

* Все имена в материале изменены

ЗВОНОК В ВЕДОМСТВА

Совпадение?

Все рассказанные нами истории произошли с пенсионерами, почти у каждого из них был инсульт. Происшествия охватили короткий период: с ноября по май прошло всего полгода. Шесть месяцев - три смерти, которых можно было избежать. Интересует только одно: неужели никому не показалось это странным? Судя по всему, нет.

Журналист «Комсомольской правды - Благовещенск» отправил запросы в минздрав, прокуратуру и Следственный комитет Амурской области. Везде фигурировал один вопрос: устанавливали ли связь между случаями?

Прямо на него ответили лишь в прокуратуре: сказали, что устанавливать причинно-следственную связь - компетенция следователей во время расследования уголовных дел. В СК же ответа не дали. Отметили только, что проводили проверки. Правда, по двум происшествиям: падениям из окон. В минздраве был короткий ответ: проводились служебные проверки, ответственные понесли наказание. Итогами с нами не поделились.

Да, мы понимаем, что ситуации бывают разные. Где-то виновен действительно врач, где-то, как говорят в органах, «нет состава преступления». Но когда за полгода происходят четыре ЧП и на них не хотят реагировать, появляется много вопросов…

Интересное