Происшествия25 сентября 2012 8:18

В Приамурье подросток поджег приятеля, обидевшись, что тот помешал ему запалить гаражи

На 10-летнем Максиме Юшкове теперь нет живого места - обожжено 70 процентов тела. 12-летний поджигатель боится выходить из дома - местное пацанье взялось за самосуд
Недавно парнишке сделали вторую операцию по пересадке кожи...

Недавно парнишке сделали вторую операцию по пересадке кожи...

С мамой Максимки, который стал жертвой 12-летнего пиромана, мы встретились в палате ожогового отделения амурской областной больницы. Недавно парнишке сделали вторую операцию по пересадки кожи, он постоянно плачет от боли, мама практически не отходит от сына.

Совершенно случайно услышав от знакомых об этом страшном ЧП, которому уже месяц (!), от мамы с удивлением узнаю, что здоровьем Максима за это время не поинтересовался никто, кроме родных. Ни семья малолетнего поджигателя, ни омбудсмен, ни следственные органы, ни местные чиновники. А ведь по сути обожженный мальчишечка спас от пожара целый гаражный массив. Это чужое добро на сотни тысяч рублей, а то и больше. Да ему в пору «героя» присваивать за гражданское мужество! Но вокруг чужой трагедии с маленьким искалеченным ребенком - гробовая тишина. Ни сострадания, ни помощи. Ситуация и вовсе бы не вышла за пределы села Ивановка, где это произошло, не узнай о ней «Комсомолка».

«Горю и слышу звук, словно сало жарят…»

Август. Жара. Каникулы. Школьники изнывают от тоски. Каждый новый день похож на вчерашний. Одна радость - побродить по улицам. И совершенно незнакомые подростки - домашние 10-летний Максим Юшков с младшим братом и хулиганистый12-летний Никита Холодов (имя изменено), постоянный клиент детской комнаты милиции, с приятелем - сбились в одну компанию. Дальше пересказываем развитие событий со слов Максима и Татьяны Николаевны.

- А пойдемте к гаражам, там веселее, че-нить придумаем, - предложил Никита.

И пацаны дружно понеслись к гаражному массиву, где порядка 30 гаражей. Тут откуда-то Никита притащил канистру с бензином.

- Давайте подожжем и посмотрим, что будет, - доставая из кармана зажигалку, заводился Никита.

Но неожиданно для всех 10-летний Максим - спокойный и рассудительный - пошел против заядлого хулигана.

- Ты что, сдурел?! Тут же гаражи кругом - все загорится и взорвется!- выхватывая канистру у минутного приятеля, крикнул Макс и потащил ее к ближайшей помойке.

Но споткнулся и упал. Канистра перевернулась, и бензин вылился на мальчишку…

Позже на допросах в милиции ребятня расскажет, что, разозлившись на протест Макса, Никита подбежал к нему и щелкнул зажигалкой. Через секунду Максим превратился в пылающий факел и упал. Какое-то время пролежал на земле, видимо, от страха, боли и шока - весь объятый пламенем. Только когда младший брат Максима вышел из ступора и бросил в него камешек, паренек очнулся и заскулил от боли.

- Сына спасло лишь то, что неподалеку была огромная лужа. Сынок поднялся, побежал и упал в нее, - с опухшими от слез глазами рассказывает мама Максима Татьяна Николаевна. - Тут и мужчина какой-то подбежал с водой, стал моего ребенка поливать да скорую вызвал. Мне сыночка потом сказал: «Мамочка, я толком не помню ничего, помню лишь - очнулся, мне больно очень, горю и слышу звук, словно сало жарят…»

Взрослые отмалчиваются, дети идут на самосуд

Я ехала в Ивановку, ожидая увидеть переживающего горе-поджигателя, а заодно и его родителей, собирающих деньги для обожженного ребенка. Но поговорить ни с кем из них не удалось. На настойчивый стук в ворота дома никто не реагировал, меня не впустили, хотя в окне четко мелькали лица.

- Да вы что?! Какими деньгами они помогут - им самим есть нечего. Дома шаром покати! Кроватей нормальных нет! В семье четыре маленьких ребенка, два взрослых. А те пригубить очень любят… - рассказал Михаил, сосед семьи Никиты. - Что до Никиты, так пацан хулиганистый, уж который год на учете в полиции за воровство…

В школу поджигатель тоже теперь не ходит. Местные пацаны не дают ему проходу, при каждой возможности пытаются оскорбить малолетнего пиромана и надавать тумаков.

А вот реакция на мой визит педагогов школы, где учатся оба мальчишки:

- «За сенсацией приехали?!»

Собственно, так меня встречали всюду, где бы я ни появлялась с вопросами о ЧП.

- Обвинять в чем-то Никиту просто безнравственно, он дитя, а дети ни в чем не виноваты, они зеркало своих родителей. Да, мы этого ребенка вынуждены защищать! - воинствует замдиректора школы, где учатся оба мальчика. - Вы даже не приставляете, что на него обрушилось - его подростки просто съедают, приходят домой разбираться, плюют ему в спину, преступником называют. Что мы, должны отдать его на растерзание? Он сейчас, как волчонок, один - все от него отвернулись. До суда и следствия он должен учиться, самосуд недопустим! А вдруг он на себя руки наложит?

Оба мальчика учились в одной школе.

Разговор в школе был напряженный и странный, учителя, для начала обвинив меня в поисках жареных фактов, торопились свернуть тему и давали понять, что она вообще не для посторонних. При этом ни слова о том, как тяжело десятилетнему Максимке и его маме в больничной палате без моральной и финансовой поддержки! Только классный руководитель поджигателя Никиты заметно переживал за обоих мальчиков и пытался анализировать трагедию.

- Все от семьи идет, понимаете, а семья у Никиты неблагополучная. Мама с папой любят выпить, ребенок без контроля. Он и драки затевал, и уроки прогуливал - родителям это все равно. Сколько раз я к ним приходил - читал нотации и по-хорошему, и по-плохому, - но безрезультатно, - вздыхает Игорь Петрович. - А сколько краж на Никите! То телефон, то велосипед, то деньги. И вот еще это ЧП! Максима очень жалко. Поражаюсь, как парнишка не побоялся спорить с Никитой, ведь подростки боятся хулиганов, а еще больше опасаются прилюдно демонстрировать свои положительные качества…

- Директриса сказала не обсуждать все это ни с кем и не трогать Никиту, - подслушав разговор взрослых, по-детски непосредственно комментируют школьницы лет тринадцати. - Но мы же понимаем, нормальный человек так не сделает, а с ненормальным в одной школе учиться страшно… А Макса жалко, он хороший, общительный такой, спортом занимался, он добрый.

«Да не умышленно поджог случился!»

Из школы прямиком отправляюсь в следственный отдел по Ивановскому району. И здесь принимают недовольно, те же упреки в желании раздобыть скандальный материал. О страшной физической боли, чувствах пострадавшего ребенка и тут никто не вспоминает.

- Что, сенсацию теперь напишете? - остро взглянул на меня руководитель следственного отдела Павел Шелеметьев и продолжил дежурным тоном. - К уголовной ответственности мы Никиту привлечь не можем, ему нет 14 лет. Сейчас проводим следственные мероприятия, затем передадим дело прокурору, а если дойдет до суда, то может быть рассмотрен вопрос об отправке его в исправительную колонию Юхты.

Диалог не клеился, а к концу встречи беседа и вовсе зашла в тупик.

- И вообще, по словам детей, которые были свидетелями ЧП, Никита поджег Максима не умышленно, случайно упала горящая спичка, и все вокруг, где разлился бензин, воспламенилось, - хотел закончить наш разговор следователь.

- Так там же спичек не было, он зажигалкой!.. - воскликнула я. - А ею случайно не получится, чтобы чиркнуть зажигалкой нужно усилия приложить! И еще: маме пострадавшего мальчика дети рассказали, что Никита специально поджег Максима, - ловлю следователя на важной нестыковке.

Этот факт, на мой взгляд, подтверждает, что следствие по каким-то причинам не заинтересовано расследовать дело объективно и быстро.

- Я не исключаю и этого. Говорю же, следственные мероприятия проводятся… - оправдывается Шелеметьев, показывая, что разговор окончен.

К слову, когда я впервые обратилась в следственные органы за комментарием по телефону, мне вообще сказали, что никаких ЧП с детьми в Ивановке нет. А в итоге, когда поняли, что «КП» владеет достаточной информацией, вообще прозвучала фраза, что это был несчастный случай. С этого момента я и заподозрила, что в Ивановке сделают все, чтобы замолчать трагедию, несмотря на то, что маленький слабый ребенок предотвратил страшный пожар. Но мы будем следить, чем закончится эта история. А если вы хотите помочь Максимке Юшкову, обращайтесь в редакцию «Комсомолки» по телефону 8 (4162) 20-19-31.

КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА

«Жестокость заслоняет глаза, и ребенок не может себя контролировать»

- Тут, как говорится, все сошлось в одной точке. Первое - родительское воспитание. Ребенок учится тому, что видит у себя в доме, и если к нему относятся плохо, то впоследствии такое общение для него становится нормой. Ребенок просто не понимает, как может быть иначе. Скорее всего, у Никиты и в школе не очень хорошие отношения. Ему ласкового слова никто никогда не сказал. А потому доброты в нем ни капли нет - ей просто неоткуда взяться. И ребенок, по сути, явился жертвой ситуации. Он бы и рад по-другому, но не умеет. Круг замыкается, ребенок оказывается в компании, где, скорее всего, «хороших» детей нет. И последняя капля - интернет и компьютерные игры типа рубилово-колбасилово, где головы отлетают. У наших современных детей смешивается реальность с Интернетом. В 10 - 11 лет психика ребенка очень уязвима, до 14 лет дети как губка впитывают то, что видят - и это неизбежно отражается на их психике. Жестокость заслоняет глаза, они не могут контролировать себя. Более того, в этот момент (поджог приятеля) мальчик даже мог получать какое-то удовольствие. Мозг деформируется от жестокости, на уровне сознания идет другая реальность. Горько, но это превращается в норму. Выход один: быть рядом с детьми не формально. А если этого не могут сделать родители, то кто-то должен взять на себя эту обязанность, - уверена благовещенский психолог Галина Яремовская.

Максим Юшков.

ЗВОНОК В ПОЛИЦИЮ

- Воспитание ребенка всегда начинается, когда он лежит поперек лавки, а не вдоль! Говорят, виноваты учителя, я крайне с этим не согласен, потому как учителя должны давать знания ребенку. За ребенка в ответе - только родитель! Он своим примером должен показывать, что можно, а что нельзя. На полицию тоже не стоит все вешать, мы до последнего боремся за детей. Например, по этой ситуации. У нас работник ПДН идет на работу - заходит к этому Никите (имя изменено. – Авт.), идет на обед – опять к нему, с обеда – снова к нему, с работы - и опять к нему! Этот ребенок теперь под полным присмотром, да и раньше так было…, - заверил начальник ПДН по Ивановскому району Амурской области Юрий Атамашкин.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Две искореженные детские судьбы - Максима и Никиты - самая обсуждаемая и упорно оберегаемая от посторонних ушей и глаз тема в селе. О трагедии, пока мы не сообщили, не знали даже в стенах кабинета амурского уполномоченного по правам ребенка и в областном следственном комитете. И это уже не первый случай в области, когда ЧП с детьми пытаются спрятать. Беда с Максимкой Абрамовым, который из-за матери-алкоголички остался без ножек, или с девчушками, которыми воспользовался педофил и после этого спокойно прогуливался под их окнами, вылезли наружу только после людского самосуда и вмешательства СМИ. Все чаще боязнь получить выговор или потерять насиженное место становится важнее судьбы маленького человечка. До тех пор, пока информация о ЧП не дойдет до губернатора, или в одном из ведомств не раздастся телефонный звонок с приглашением в программу «Пусть говорят»…

Да, можно согласиться с тем, что за всеми детьми, особенно за чужими да за трудными, не уследишь. Но трудно понять, почему за бортом остались проблемы потерпевшей стороны? Наверное, потому, что на весах оказались с одной стороны боль какого-то маленького мальчика и его мамы, а на другой имидж целой властной системы. Ведь если дело будет предано огласке, то мало не покажется школе, чиновникам, полиции и следственному комитету, омбудсмену. Дело опять дойдет до столичных СМИ - и область вновь прославится на всю страну неспособностью адекватно относиться к самому дорогому - детям, неумением оценить ситуацию и сделать выводы. В итоге по шапке надают всем. Так что эта чаша весов, увы, перевешивает…

И еще. По-разному можно относиться к главному омбудсмену России, но на днях он сказал очень правильную вещь: детей нужно правильно мотивировать. Ведь таких, как поджигатель Никита, выращиваем мы сами, они есть даже в благополучных семьях. Вспомните, например, как родители реагируют, если их чаду за грубое слово или брошенную на улице бумажку сделал замечание посторонний человек. Вместо того чтобы использовать момент, объяснив ребенку, что так нельзя делать, мы кидаемся в хамскую перепалку с «обидчиком» чада. Этого достаточно, чтобы ребенок начал неправильно понимать, что такое хорошо, а что такое плохо. Да еще и бравировать гадкими поступками. А потом страшной расплаты за равнодушие взрослых ждать не долго…

Мама пострадавшего Максима Юшкова благодарит заведующего ожоговым отделением областной больницы Андрея Брегадзе за то, что он вывел Максима из тяжелейшего состояния и дал ему шанс жить…