2016-08-24T03:08:08+03:00

Александр Ширвиндт, председатель жюри «Амурской осени»: «Я столько спектаклей сразу никогда не смотрел, притом что ненавижу театр…»

Перед отъездом домой, в Москву знаменитый актер потрепался с «Комсомолкой» [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments1
Юрий ЮРКО
Изменить размер текста:

Когда видишь Александра Ширвиндта, которому летом исполнилось 79 лет, о его возрасте забываешь. Седины актера, режиссера, педагога и телеведущего уходят на второй план, когда он все так же импозантно, как и в старых советских телезаписях, достает свою трубку и закуривает. Его почти не изменило время - фирменный пиджак, шарф и искрометный юмор, которому могли бы позавидовать все современные шоумены.

«Зачем брюзжать, нужно оценить…»

Садимся с одним из любимых актеров детства (фильм «Трое в лодке, не считая собаки» до сих пор с удовольствием пересматриваю. - Авт.) за столик в кафе, он сразу спрашивает: «Будем играть в пинг-понг, или можно потрепаться?» Смеюсь, говорю, что будем трепаться.

- Как оцениваете уровень представленных на фестивале спектаклей?

- То есть, говоря простыми словами, ты спрашиваешь у меня - на х..ра ты сюда приехал? Отвечаю. Серьезно. Сегодня вся эта российская Мельпомена говорит об уровне выездных спектаклей, о том, что новомодные антрепризы замещают репертуарный театр. Хотя, что значит новомодные? Все разговоры об этом - безграмотная чушь. В позапрошлом веке великие антрепренеры собирали талантливых известных артистов. Ну, чтобы условно поставить «Грозу», не просто приглашали Пи…кина и Васькина, а актеров под персонаж с конкретным подходящим амплуа, - дымя трубкой, местами все-таки как будто несерьезно, рассказывает Александр Анатольевич. - Вот я и решил, когда меня Сережа (Сергей Новожилов. - Авт.) пригласил на фестиваль, зачем сидеть, брюзжать, нужно поехать и посмотреть на все изнутри, оценить, каков на деле уровень таких спектаклей. Насколько это действительно накрывает театральную реальность, чтобы не сложилось впечатление, что я вот такой вот воплощаю весь этот Московский Академический театр, которому в этом году исполняется 90 лет.

- Оценили?

- Оценил. Достойный уровень! Вообще, вы обратите внимание, какие актеры играют в этих спектаклях. Умницы. Вот, например, Федя Добронравов и Ирочка Медведева в «Воспитании Риты» - какой уровень игры! Хотя мне, если честно, кажется, что Занусси (режиссер спектакля. - Авт.) загнал в рамки, хотя можно было дать больше свободы. Персонаж Феди смотрится в некотором смысле пьяницей-слесарем, а он все-таки научный талант. Хотя спектакль мне понравился…

- Александр Анатольевич, а правду сказал Семен Стругачев на пресс-конференции после своего спектакля «Любовь по-итальянски», будто ему кто-то из жюри сказал, что зря он вообще приехал, все уже решено, и что этот кто-то был Александр Ширвиндт?

- Ну, вы знаете, он врет! Как мы могли что-то решить, если мы с членами жюри еще и не заседали? А мы собираемся всегда в таких случаях в кафе. Ну, мы еще даже не все посмотрели. Неправда. Это все его актерские комплексы. Семен переволновался, он режиссировал спектакль и сам в нем сыграл. А вообще он технически очень подготовленный актер, - развеял слух Александр Ширвиндт.

Вокруг распространяется запах ароматического табака из трубки актера.

Александр Ширвиндт об антрепризе.Юрий ЮРКО

- А вообще, вы знаете, я столько спектаклей сразу никогда не смотрел, притом что ненавижу театр, - то ли шутя, то ли всерьез заметил Александр Анатольевич.

«Имею слабость в коленках…»

Дальше Александр Ширвиндт продолжает беседу, делясь впечатлениями о Благовещенске.

- Без ненужного лицемерия скажу, что публика у вас прекрасная. Обычно все приезжают, начинают лить этот мед: «Ваш чудесный город, отзывчивая публика, прекрасные люди…» Я вам откровенно говорю, залы собирались прекрасные. Все это ведь определяется не аплодисментами и цветами, а флюидами, которые распространяются по залу - это чувствуется, - искренне рассказал Александр Анатольевич.

- А как климат, город?

- Да как климат, о чем вы? Только наводнение прошло. А города особо и не видел, - замечает председатель жюри.

Обещаем Александру Анатольевичу небольшую экскурсию и продолжаем разговор.

- А как отдыхает Александр Ширвиндт?

- Ну, сейчас более пассивно. Это возрастное. Вот раньше мы с друзьями играли на тотализаторе на скачках. В картишки любили перекинуться, в бильярд поиграть…

- То есть вы человек азартный?

- Был азартным. Что ты?! Как-то попал с гастролями в Лас-Вегас… Представьте себе огромные казино, огни. Я себе руки сжал, говорю: «Саша, тебе сюда нельзя!» Так что ты думаешь? Нам дают талоны на обед в столовую для крупье, а чтобы туда попасть, нужно пересечь все казино. И…(ругается матом)… в общем, по тем временам я выиграл страшные деньги - пять тысяч долларов, а друзьям в Вегасе остался должен 7000 долларов… А не надо было жрать в столовой крупье, - смеется и снова подкуривает трубу Александр Ширвиндт.

- А есть у вас еще какие-то слабости?

- Слабость в коленках имеется (шутит). Недавно прилег - коленка болит страшно, включаю телевизор, а там показывают «Трое в лодке, не считая собаки». Вижу эпизод, где я стою в лодке, у меня на плечах стоит Миша Державин, а у него на плечах Андрюшка Миронов. Думаю: «(ругается)… как так было можно - на ногах двух мужиков удержать, а сейчас коленку удержать не могу!» А вообще я люблю рыбалку, иногда еще позволяю себе половить, особо на тихой воде, - поднимает клубы дыма Александр Анатольевич.

- А машины, женщины?..

- Женщины… А машины люблю, как все мужики, да. Иногда еще даже езжу.

Александр Ширвиндт о Семене Стругачеве.Юрий ЮРКО

- Наверняка были мечты о каком-то авто…?

- Была мечта - «газик». Ты не помнишь уже, конечно, то время, когда, чтобы купить машину, нужно было семь лет в очереди постоять. А так хотелось «газик» для рыбалки, на природу ездить. Я даже как-то с одним товарищем в одной воинской части договорился, что куплю у него списанный «газик». Но когда пришло время покупки, этого товарища то ли выгнали, то ли посадили… Вот. А все эти разговоры, у кого машина длиннее, у кого короче, - это ерунда… - Изображает на лице отвращение.

«Мы такие, в галстуках, а Де Ниро в рваной майке…»

- То есть вы против «понтов» - я правильно понял?

- Да ерунда все это. Меряемся все чем-то. Историю вам расскажу. Как-то к нам в Москву приезжал Де Ниро, давно это было. Директором его гастролей здесь была одна из жен Миши Казакова. А Андрюша Миронов обожал Де Ниро, он к ней подходит, просит: «Ну договорись о встрече, пожалуйста, так хочется познакомиться!» Она встречу в итоге организовала. Мы, значит, ждем Де Ниро, нафуфырились (жестом показывает галстук и вытягивает губы), ждем. И тут заходит Де Ниро… В рваной майке, в джинсах и в тапках - в таких сейчас все ходят, где пальцы торчат. А было это летом. И вот мы, такие дурные, нарядились, жарко, неудобно, - смеется Александр Анатольевич и продолжает курить.

- Скажите, а вы с кем-то из известных людей киноиндустрии Запада хотели бы познакомиться?

- С Марчелло Мастроянни. Молодым он такой был интересный, импозантный. Хотя… все актеры пижоны самолюбивые (смеется).

- Александр Анатольевич, а время на книги и кино у вас остается?

- Да почти времени на это нет.

- Ну, может, в дороге, когда в Благовещенск летели?

- Когда сюда летел, что делал? Так… пил виски, курил, пытался смотреть какой-то старый фильм, но заснул.

Нашу беседу Александр Анатольевич прервал сам - видно, устал. Сказал, что и так наговорил на пятнадцать серий. Мы поблагодарили его и отправились в редакцию с ощущением какой-то необычной легкости, заряженные флегматичным юмором Александра Ширвиндта.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: ««Амурская осень»-2013»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также