Общество4 апреля 2021 6:02

«Горим, но работаем»: Врач рассказал, как проходила операция в полыхающем кардиоцентре Благовещенска

Проснувшись, пациент пожал ему руку и сказал: «Спасибо»
«Нам особо не видно было, как горело. Страшно стало, когда начали присылать кадры снаружи». Фото: ГУ МЧС России по Амурской области

«Нам особо не видно было, как горело. Страшно стало, когда начали присылать кадры снаружи». Фото: ГУ МЧС России по Амурской области

«Нам особо не видно было, как горело. Страшно стало, когда начали присылать кадры снаружи», - рассказывает врач-перфузиолог Георгий Кондратов. В пятницу, 2 апреля, он участвовал в операции на открытом сердце в горевшем кардиохирургическом центре Амурской медакадемии, управлял аппаратом искусственного кровообращения.

- Мы только приступили к основному этапу операции, который проводится на открытом сердце. Медсестра пошла за анализами - во время подобных операций вводится препарат, чтобы кровь не свёртывалась, и нужно контролировать этот процесс, брать анализы каждые 15-20 минут, - вспоминает Георгий Филиппович. - Она вернулась и говорит: «Мы горим».

Врачи сначала не поверили - медсестра часто над ними подшучивала. Но она подчеркнула, что говорит правду. Да и под окном операционной начали появляться первые пожарные автомобили.

- Потом дымком потянуло, - продолжает врач. - Я в окно высунулся: вижу - «пожарка», наклонился - увидел, что идёт чёрный дым. Тогда и понял, что, правда, горим. Но варианта останавливаться не было. В каждой операции есть точка невозврата, и когда мы приступили к этапу работы на открытом сердце, мы эту точку прошли.

Спасатели поторапливали врачей, но спешка во время операции смерти подобна. Фото: ГУ МЧС России по Амурской области

Спасатели несколько раз торопили врачей, беспокоясь об их безопасности и спеша вывести из горящего здания. Но доктора работали без спешки.

- Ленин говорил: «Промедление смерти подобно», а у нас наоборот - смерти подобна излишняя торопливость, - поясняет Георгий Кондратов. - Во время основного этапа операции кардиохирурги работают с микроскопами с увеличением в четыре-шесть раз, нить у них тоньше человеческого волоса. Тут важна предельная точность.

И врачи кардиохирургического центра проявили невероятную выдержку и профессионализм, но довели операцию до конца - спокойно, уверенно, чётко.

Огонь быстро распространялся по крыше, но операция продолжалась. Фото: прокуратура Амурской области

- Во время операции боязнь была не за себя, а за свою семью в случае худшего варианта развития событий, - признаётся Георгий Филиппович. - Но нам пришлось собраться, перешагнуть через себя и продолжать работать.

Хотя сделать это было не так-то просто: сам Георгий Кондратов видел пожары, в том числе с жертвами, и понимал, чем всё может закончиться. Кроме того, он знал, что кардиохирургический центр находится в историческом здании с деревянными перекрытиями, и неизвестно - выдержит ли второй этаж, если на него обрушится кровля.

Обошлось. Обрушения не случилось, огонь и вода не проникли в операционную, не нарушили стерильность помещения. Доктора выполнили все необходимые манипуляции, операция прошла успешно.

- Я ощутил всю опасность, когда уже был в областной больнице, - рассказывает доктор. - Сначала мы перевезли туда пациента, дали рекомендации сотрудникам больницы. Я съездил домой, взял чистую робу - старая пропахла дымом. Потом вернулся в АОКБ на дежурство, помогал вести двух пациентов из кардиохирургической клиники в палате реанимации.

Около полуночи, когда появилось мгновение для передышки, Георгий Филиппович открыл телефон и смог наконец-то разглядеть фотографии с места пожара.

- Мне особенно «понравились» кадры, сделанные из детской областной больницы - там реально был виден весь тот ужас, что творился на крыше, - говорит он. - А мы что? Горим, но работаем.

Несмотря на операцию, проведённую в сложнейших условиях, всю ночь Георгий Кондратов дежурил с пациентом, который во время пожара находился на операционном столе. Ночью мужчина приходил в себя, но врач не стал рассказывать ему подробности, дал отдохнуть.

- Он наутро, когда проснулся, был в лёгком потрясении. Тогда, примерно в полвосьмого утра, я ему всё и рассказал. Спросил: «Помните меня? Видите, что в другом медицинском учреждении находитесь?» Он, конечно, заметил, что палата, место другое. Хотел узнать, что случилось. Я ему показал кадры пожара, он выдохнул: «Да...» - а потом взял меня за руку, и сказал: «Спасибо».

Домой Георгий Филиппович вернулся только в субботу, в девять часов утра. Возможно, это была одна из самых экстремальных и сложных смен в его жизни. Не случайно все амурчане, как один, сегодня называют Георгия Кондратова и каждого из его коллег, находившихся в операционной, героями. И не случайно каждый из них будет удостоен награды.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Заведующий кардиохирургией о пожаре в больнице Благовещенска: «После операции мы помчали осматривать других пациентов»

Новые подробности операции, прошедшей в горящем здании кардиохирургического центра Благовещенска (подробности)

Что известно о врачах, которые делали операцию в горящей больнице Благовещенска: фото героев

Зная, что начался пожар, медики приняли решение не прекращать операцию (подробности)

Фото медсестер, участвовавших в операции в горящей больнице Благовещенска, опубликовало правительство Приамурья

Ранее амурчанам показали лица докторов, проводивших операцию в экстремальных условиях (подробности)